Будьте как дети. Теофания детства

Автор: протоиерей Владимир Зелинский Все новинки

Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный

Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный
Международный детско-юношеский литературный конкурс имени Ивана Шмелева «Лето Господне» проводится Издательским советом Русской Православной Церкви. К участию в нем приглашаются учащиеся 6–12 классов общеобразовательных и православных школ, гимназий и колледжей России, стран СНГ и зарубежья. Сегодня мы публикуем работу Иветты Меликян, которая заняла 1-е место среди учеников 10-12 классов IV сезона Конкурса 

МЕЛИКЯН ИВЕТТА АРСЕНОВНА

ЧУ ОО Православная Свято-Никольская классическая гимназия
Педагог: Чеканова Анастасия Викторовна


«Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный» Мф (5:48)

Очный этап

Раз уж автор я, и могу делать, что хочу, то давайте представим, что вы, мой дорогой читатель, пришли в совершенно пустой кинозал, и сейчас на экране вам покажут все, о чем я думаю. Пока идут скучные титры, которые, к сожалению, никто не смотрит, спешу поделиться, что писатель я никудышный, но по злому року судьбы не могу иначе. Пишу, и все тут. Обычно в моем тексте одна мысль дает пинок другой, та падает, но через некоторое время приходит в себя и бежит опередить другую мысль… О! Титры закончились. Но что ж, устраивайтесь поудобнее…

Родилась я в очень странном месте. Вот оно: маленький городишко, а вокруг горы. Так что свой рассказ я начну с гор. Во всем мире «все дороги ведут в Рим», а у нас к одетым в вязаные шапки горам, которые баюкали нас в детстве, укрывали от дождя и защищали от холодных ветров. У этих гигантов добродушная улыбка, но самое главное, они заставляют человека стремиться туда, где чище воздух и все видно ясно, заставляют стремиться к лучшему. Горы как будто говорят: «Эй, почему ты еще здесь, внизу? Иди ко мне, и я покажу тебе скрытое». В горах хорошо молиться, пока дойдешь до вершины, твоя плоть присмиреет, и все мысли будут стремиться к Смыслу. Самое главное – дойти, превозмогая боль, усталость, жару или холод. Горы собирают вокруг себя множество разных людей. К примеру, если вдруг вы захотите прийти ко мне в гости, я первым делом приглашу вас на балкон (там круглый год стоит запах цветов и светит солнце). Из окна вы увидите большой золото-янтарный собор, а через пятьдесят метров такую же большую мечеть. Для кого-то это выглядит дико, кого-то возмущает. Далее я могла бы написать о том, какие мы у себя на Кавказе дружные и как сильно друг друга любим. Я бы с огромным удовольствием написала бы об этом. Но, увы, наши взаимоотношения можно назвать как «терпение и уважение». Любовью тут и не пахнет. В детстве я очень хорошо дружила с девочкой-мусульманкой. Мы, как и все обыкновенные дети, играли в прятки, бегали друг за другом и пытались съесть землю. Однажды, уже не помню, с чего, мы заговорили о Боге. Она спросила меня: «Как вы молитесь?», а я, почесав затылок, принялась долго и сбивчиво читать все известные мне молитвы, вскоре перейдя на тему «Кто такой Христос, и почему Он Бог» (если бы нас услышал какой-нибудь богослов, он бы очень долго и мучительно смеялся). После моей тирады пришла ее очередь потрясать меня своей духовностью. Но это не произошло, она просто сказала мне: «Аллах говорит, что когда придет пророк Исаия, он накажет вас за то, что вы носите на себе крест». Поначалу я очень обиделась, но уже через пару минут мы, как ни в чем не бывало, пошли собирать слизняков и рвать у пауков лапки. Но ее слова я не забыла, они не мучали меня, просто я их всегда помнила. Сейчас, когда кто-то в очередной раз говорит о жестокости мусульман, о всех терактах и ужасах нашего века, я говорю себе: «Их бог мне незнаком, поэтому я не могу их судить. Но я знаю Бога христиан. Он кроток, смиренен и не делит людей на самарян и иудеев. Буду поступать, как мой Бог».

Меликян.jpg
Иветта Арсеновна Меликян

Но наш городок не делится исключительно на мусульман и христиан. Сейчас я постараюсь собрать в одного человека всех, кого я видела, кто что-то во мне оставил. Все эти люди связаны лишь тем, что стремятся «быть совершенными, как совершенен Отец их Небесный». Итак, человек этот невысокого физического, но высокого морального роста. Доказать это легко: когда все хохочут над фильмом Чарли Чаплина, он плачет даже не лошадиными, а китовыми слезами. Объясняет это так: «Почему им смешно от того, что другой падает?» Он работает кондуктором в трамвае, щуплый, сухой. Лицо похоже на рекламный баннер на остановке, куда клеят объявления, потом сдирают, клеят новые, и так до бесконечности. Потрепанным такое лицо не назовешь, разве что таким лицом, которое знает все, что можно купить, продать, найти, потерять, написать черным маркером. Лицом, которое невозможно удивить, растрогать. Но в то же время, если в трамвай зайдет цыганский мальчик и начнет просить денег, он единственный не прогонит его, а отдаст все, что у него есть, внесет свою лепту. Этот человек дожил до седин, но это не мешает ему искренне радоваться и краснеть до бледноты, если он вдруг незаслуженно кого-то обидел. Иногда этот человек пишет стихи, хотя совсем не умеет, но слова льются из него невысказанной, грустной песней. Он знает наизусть список своих недостатков и мучается от того, что привык к ним. Последний стих этого человека вот такой:

Я не люблю себя за черно-графитное мое сердце,

Где Сыну Божиему совсем мало места,

Где пыльно и душно, где заела дверца,

Там на коробке коробка, и даже мне тесно.

Мое сердце – сомнений энциклопедия,

Начиная с «А», затем по порядку.

Боже… Если б Ты знал, какая это трагедия,

Делиться этим с тетрадкой,

А не с Тобой.

Ну вот, фильм подошел к концу. Знаете, что было написано в титрах? Не знаете? Я вам перескажу. Там говорилось о том, что каждый человек стремится быть ближе к Богу, даже если он неверующий. Каждый из нас – потерянный ребенок Горнего мира. И каждый из нас, даже если не знает об этом, хочет следовать словам: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный».


Сайт конкурса «Лето Господне».

С использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.