Начни сначала!

Автор: протопресвитер Стефан Анагностопулос Все новинки

Русское монашество на Афоне

Русское монашество на Афоне
Международный детско-юношеский литературный конкурс имени Ивана Шмелева «Лето Господне» проводится Издательским советом Русской Православной Церкви. К участию в нем приглашаются учащиеся 6–12 классов общеобразовательных и православных школ, гимназий и колледжей России, стран СНГ и зарубежья. Сегодня мы публикуем работу Даниила Лапина, который занял 3-е место среди учеников 8-9 классов II сезона Конкурса 

ЛАПИН ДАНИИЛ ОЛЕГОВИЧ
МБОУ ЛСОШ №1 имени П.А. Маркова
Педагог: Иванова Елена Николаевна

Русское монашество на Афоне

Заочный этап

В лето... года над Афоном стояла жара, впрочем, обычная для этих мест погода. В горячем воздухе далеко разносилось стрекотание кузнечика, который сидел на нагретой солнцем лавочке. Всеобщую тишину нарушал лишь ленивый, как бы сонный, перезвон колоколов. День был безветренным, и поэтому воздух был насыщен всевозможными ароматами цветов. Лишь редкое облачко иногда укрывало иссохшую землю от лучей яркого летнего солнца. Чайки медленно кружились над морем, красиво касаясь крылом воды, взмывали ввысь и снова возвращались на круги своя. В воздухе витал тонкий аромат мира и ладана. В позолотах икон отражался огонёк лампады. С икон смотрели лики и образа святых, полосы света проникали из-под узких окон, расположенных по кругу под самым куполом. Лучи солнца брали своё начало от входа и постепенно боком, через весь храм продвигались к алтарю. В храме витало спокойное блаженство и счастье, тишину нарушал лишь шёпот молитвы одинокого монаха.

Он стоял на коленях около иконы Пресвятой Богородицы. После трёх земных поклонов, совершённых им с особым усердием, он встал и хотел идти на послушание, но вдруг заметил незнакомого старца. На нём была монашеская риза, на груди висел крест, лицо наполовину скрывал капюшон. От него веяло каким-то дивным ароматом, очень похожим на запах полевых цветов. Он стоял и с умилением смотрел на икону, затем повернулся к монаху и сказал: — Трём монастырям грозит опасность, предупреди всех: горит лес. Монах машинально посмотрел в окно по направлению к хребту. За окном, утомлённые зноем, лениво порхали бабочки, и случайно залетевшие мухи бились об него, стараясь вылететь. На голубом небосводе не было ни единого облачка. Лес радовал глаза своей ярко-зелёной краской, в нём, весело щебеча, перелетая с места на место, порхали дивные птицы. — Отче, а кто ты?— спросил монах и с изумлением заметил, что он в храме один. Увидев в этом промысел Божий, он немедленно поднялся на колокольню и стал звонить во все колокола. Вскоре на площади собрались десятка два монахов. — Неофит, что случилось?— спросил подошедший священник. — Пожар! За хребтом пожар! И сразу всё пришло в движение, не в суету, а в хорошо организованную работу. Над хребтом появились первые струйки дыма, а вскоре тонкие языки пламени стали возвышаться над линией леса.

Лапин Даниил.jpg
Даниил Олегович Лапин

Вдруг из-за хребта выбежал зайчик, он сильно хромал на одну лапу. Он безбоязненно кинулся к монахам, как бы ища спасения. Огненная стихия разгоралась с бешеной яростью, и скоро жар от неё доходил уже до самых стен монастыря. Двое монахов побежали в соседние монастыри предупредить живущих там старцев о надвигающемся горе.

Вдруг Неофит, бывший тут же и тушивший пожар вместе со всеми, увидел того самого старца, стоящего около него и смотрящего на языки пламени, которые охватывали всё новые и новые деревья. Постояв так, он повернулся к Неофиту и сказал тихим нежным голосом:                           — Обратись за помощью к покровительнице Афона. По вере вашей дано будет вам. И на глазах изумлённого монаха он тут же исчез.

Неофит же побежал к монастырю и по пути встретил ещё одного монаха, Пантелеймона. — Брат, нужна твоя помощь!— попросил он его. Неофит был ещё молодым монахом, недавно принявшим обет служения Богу. Он познал грамоту в стенах обители, полюбил чтение и сейчас вспомнил о множестве книг и рукописей, хранящихся в монастыре. Мысли мелькали в голове одна за другой. Как спасти книги? А иконы? Всё ведь пропадёт! Нужно молиться! Но огонь уже совсем близко... Ничего нельзя приобрести в жизни без помощи Божьей.

Все находящиеся на месте тушения пожара вскоре увидели двух молодых монахов, несущих мощи. Они распевали моленный гимн. В одно мгновение к ним присоединились другие монахи. Все они смело, с чтением молитв направились прямо навстречу бушующей огненной стихии. Когда они подошли совсем близко, огромный столб пламени взметнулся вверх и отрезал обратный путь монахам. Языки пламени старались их сжечь, но бессильно бились о невидимую стену, которая окружала монахов и святые мощи. И так продолжалось до тех пор, пока в храме не отслужили водосвятный молебен и канон Святой Марии Магдалине.

Когда закончили службу, огонь взметнулся в последний раз, словно умирающий раненый зверь. Он резко вскинулся вверх и исчез. Монахи с мощами стояли посреди огромного пепелища и не могли поверить своему чудесному спасению. Они были свято убеждены, что чудесное спасение и тушение пожара свершено по заступничеству покровительницы Афона. Они и сейчас верят, что она до сих пор следит и незримым Божьим промыслом руководит над всем, что есть на Афоне.

Монахи пошли в храм и стали восхвалять чудеса Господни, которые он являет грешным людям, они воспевали псалмы святого царя Давида. Среди служащих Неофит заметил того самого старца, что стоял около той иконы, возле которой молился Неофит. Он робко подошёл к нему. Старец, не оборачиваясь и не видя его, вдруг сказал вслух: — Сколько чудес является нам, грешным людям, по великой милости Господней! — Кто ты, отче?— робко спросил Неофит.— Ты святой? Старец посмотрел на него лучившимися добром глазами, улыбнулся и перекрестил его. Затем повернулся и пошёл по лестнице на колокольню.

Когда Неофит поднялся вслед за ним, он с удивлением заметил, что колокольня пуста. «Жить нужно незаметно»,— вспомнил Неофит слова, произнесённые недавно на молитве старым сгорбленным монахом. Он до сих пор свято верит, что это был один из афонских старцев, посланных Пресвятой Богородицей.

С высоты колокольни он посмотрел на горизонт: в небе порхали птицы, из-за пожара оставшиеся без крова, вокруг всё утопало в зелени, и лишь откос зиял огромной чёрной дырой, напоминавшей о стихийном бедствии. Много времени прошло со дня этих событий. Пожарище поросло молодыми деревьями, некоторые из них уже окрепли, святая земля залечила раны, нанесённые ей ужасной стихией, птицы вернулись в родные места и, построив новые гнёзда, как и раньше, ублажали человеческий слух прославлением чудес Господних на птичьем, одним им понятном языке. Возможно, нет уже давно в живых монахов Неофита и Пантелеймона, но память живет, и будет жить вечно, светлая память о Пресвятой Богородице, о смиренных монахах и о чудесном заступнике.