Верю в Промысл Божий

Автор: протоиерей Михаил Чельцов Все новинки

Солнце русской земли

Солнце русской земли
Фото: mmeparh.cerkov.ru
Международный детско-юношеский литературный конкурс имени Ивана Шмелева «Лето Господне» проводится Издательским советом Русской Православной Церкви. К участию в нем приглашаются учащиеся 6–12 классов общеобразовательных и православных школ, гимназий и колледжей России, стран СНГ и зарубежья. Сегодня мы публикуем работу Тимофея Поедушкина, который стал победителем VII сезона Конкурса среди учеников 10-11 классов классов

ТИМОФЕЙ ПОЕДУШКИН
ЧОУ
Педагог: Недодаева Светлана Борисовна

Солнце русской земли

Заочный этап

Предисловие

Это произведение – попытка осмыслить жизнь человека через призму собственного видения. Не раз в процессе работы задумывался о том, имею ли я на это право…

Что такое жизнь человека? Это те поступки, которые он совершал: плохие и хорошие, героические и обыденные. Дела, творимые человеком, могут раскрыть его внутренний мир, который может удивить и оставить след в душе как современников, так и потомков. Так, когда я прочитал Акафист святому благоверному князю Александру Невскому, то понял, что нигде еще не встречал такого большого перечня добродетелей этого доблестного князя – бесстрашного защитника веры и Родины – святого! Как все эти качества могли сочетаться в одном человеке? Каким образом он смог завоевать любовь всего народа? В поисках ответов на эти вопросы я и начал эту работу и уже в процессе понял: как мало на самом деле мы знаем о людях и событиях, считающихся известными. Моя версия – один из вариантов постижения этой личности.

Глава 1. Ребенок

Радуйся, добродетелей отца боголюбиваго подражателю;
Радуйся, кротости и благочестия матерняго преемниче.

- Выпад! Плечо! Рука! Выпад! Плечо! Рука…

Два брата, из которых одному, Александру Ярославичу, не так давно минуло 6 лет, вели важный бой. Клинки так и мелькали в воздухе, детские крики раздавались в лесу, распугивая птиц во всей округе. Шел поединок двух будущих князей: Новгородского и Владимирского.

Александр наступал:

- Плечо! Грудь! Сдавайся, Андрей, великий князь Киевский!

- Александр, я уже говорил, скоро Орда придет и…

- И меч твой выбит, отрок княжеский! Почему ты не сдаешься?

- Александр, пожалуйста, послушай меня…

Мальчик уже собирался сесть на пень, как кто-то окликнул его:

- Саша! Са-ша!

Мальчик прислушался. Голос был женский, с глубокими, “бархатными” нотками. Было в нем что-то теплое и родное, мамино… Вот она запевает колыбельную, гладит его по руке и зовет тихонько, шепотом: “Са-ша! Ты спишь?”

- Спишь ты что ли, Саша!

… Перед ним брат, который что-то говорит ему. А в его сознании звучит лишь тот голос. Кто эта женщина? Где она?

Ночью Саша проснулся: его мучила жажда. Он мог кликнуть холопа, но решил сам пройти до бочки с водой. Испив из ковша, мальчик сел на пол перевести дух и задумался о событиях прошедшего дня: о том голосе, который он слышал. Что это было? Какое-то чудо, другого слова не подберешь. Саша хотел пойти к няньке, разбудить ее и рассказать обо всем, но остановился. Он понял… - нет, ему словно кто-то подсказал: это – только его дело, он должен самостоятельно разобраться, что случилось тогда и что происходит с ним сейчас. А ведь внутри и правда что-то поменялось: не покидает ощущение присутствия теплой материнской любви и защищенности. Казалось, Саша мог спокойно идти и приступом брать города, и ни одна стрела не сможет его коснуться, потому что у него есть защитник, защитник неведомый, прекрасный и добрый.

Княжич с молоком матери впитал в себя мысль, что он – воин. Его долг - защищать родную землю и веру, отражая врагов со всех сторон. А сможет он быть достойным воином? Таким, чтобы остаться в памяти народной? Сколько имен предков затерялось в веках… Но их дела и есть часть того сокровенного, внутреннего, что является фундаментом настоящего. Их поступки, мысли и чувства – та любовь, которая обволакивает сердце и защищает от падений и ударов. Она держит в нас тепло – тепло объятий, тепло солнечных лучей, тепло материнской ласки…

* * *

На следующее утро в комнате царила суматоха: княжича собирали на воскресную службу.

Красивый мальчик с открытым лицом, на котором выделялись зеленые глаза, прямой нос, резко очерченные губы, вызывал добрые чувства. Чуть приподнятый подбородок выдавал осознание собственной значимости. Это качество иногда проявлялось в поведении княжеского сына. Высокий рост и крепкое телосложение делали его старше своих лет, и другие братья не считали зазорным играть с ним, ведь он еще не уступал им и во владении мечом и луком, а на охоте ездил с дядей рука об руку.

Наконец детей собрали и отвезли в храм. Священник – седой почтенный старик, сгорбленный под тяжестью лет – поклонился и, как только они зашли, пошел в алтарь. Служба началась.

Что вы чувствуете, когда стоите возле амвона? Все отвечают по-разному: смирение, радость, даже страх. Но их роднит одно: трепетность, какой-то душевный полет. У человека вырастают крылья, он летит ввысь, на небо… Человек как ангел. В чем разница между нами? Да ни в чем, все мы – творение Божие, все вершим дела во имя Его и жаждем встречи с Ним…

* * *

Служба закончилась. Саша вышел из храма. Споткнувшись на пороге, вспомнил, что надо перекреститься. И… теперь никто не сможет удержать этот маленький ураган! Мальчик вылетел на свободу, нырнул в нее на те несколько мгновений, пока его никто не видит, и спрятался в кустах. Вот прошел мимо дядя, братья пробежали. Неужели его никто не ищет? У Саши сбилось дыхание: наконец его мечта сбылась! Он сможет пробежаться по лужам, накричаться вдоволь возле речки, стащить яблоко, ведь за ним никто не будет следить! Это был обычный мальчишка.

Александру повезло: детей не стали пересчитывать, а потому он смог остаться. Мальчик неожиданно уловил едва различимый запах медовой выпечки и жухлой травы. Впереди – целый день приключений!

Саша развлекался как мог: бегал по улицам с местными мальчишками, плавал в речке (а вода бурная из-за частых дождей и такая холодная, ух!) Но солнце уже садилось за горизонт, начали сгущаться сумерки. Холодало. Княжич собрал вещи после купания и побрел вдоль берега в сторону деревни – искать ночлега или проводника до дома. За сегодняшний побег появилось чувство вины, которое   становилось все сильнее. Берег стал круче - приходилось хвататься руками за пучки травы, чтобы не свалиться вниз. Наконец Саша забрался на верх кручи и остановился перевести дух…

Встав в полный рост на краю, он смотрел на уходящее солнце. Как хорошо, когда можно просто любоваться творением Божиим! Дядя как-то говорил, что все, что мы видим: звезды, небо – все создал Господь для людей по любви Своей. Но почему, почему всех Он любит? Ведь есть же и плохие люди – ордынцы, о которых рассказывал Андрей. Их Он тоже любит? Здесь юный мыслитель вследствие своего добросердечия пришел к замечательному и единственно правильному выводу: ордынцы тоже хорошие. Непорочно детское сердце и непогрешим детский ум! Ребенку хочется обнять весь мир и защитить его от “плохих”, но в итоге не остается плохих или хороших, ведь всех Господь любит одинаково.

Стемнело. Александр продолжил идти вперед. Огоньки мелькали перед глазами, расплывались, исчезали и снова вставали на место. Дети в его возрасте имеют интересную способность: до последнего момента они прыгают, скачут, куда-то бегут, а потом неожиданно теряют силы. Княжич держался до последнего, но усталость брала свое, и в итоге случилось страшное: Саша споткнулся и скатился вниз по обрыву. По пути он ударился обо что-то головой и потерял сознание…

* * *

Маленькая комнатушка. Свеча. Икона. Мальчик очнулся на кровати. Стоял запах ладана. Всюду царили уют и какая-то особая, милая сердцу простота. Что это за место? Кто его сюда принес?

В комнате никого не было. Саша встал с кровати и потянулся. Осмотрев еще раз комнату, он подошел к иконе. На ней была изображена пресвятая Богородица, стоящая на облаке и держащая в руках покров. У Александра дома была икона Божией Матери, но она была другая – с Младенцем на руках. Богородица, казалось, и Александру дарит свой покров и защиту. Мальчик перекрестился, поклонился Божией Матери. В этот момент он явственно осознал, как недостойно поступил утром, сбежав от родных. Мысль о том, как они волнуются, ищут его, заставила   выбежать из дома.

Стояла ночь. Саше стало так тоскливо и одиноко, что он кинулся бежать прочь в надежде найти кого-нибудь. И вскоре встретил крестьянина, которого попросил довести его до дома, и они пошли, освещаемые светом луны.

Шелестели одинокие деревья. Шуршала трава. Трещали сверчки. А на крылечке затерянного в этом мире и времени дома стояла женщина и смотрела вслед мальчику, как бы благословляя его на будущие ратные подвиги…

Глава 2. Воин

Радуйся, Моисеову любовь к людем своим в себе явивый

Прошло несколько лет. Перед нами красивый юноша, сильный, как Самсон, премудрый, как Соломон, необычайно волевой, храбрый и мужественный. Александр   посажен отцом на Новгородский престол, брат Андрей – на Владимирский. Нельзя сказать, что князь Александр слишком юн для столь большой ответственности, ведь бывали случаи, когда и более молодые люди правили народом. На удивление, Александр довольно быстро поладил с городскими жителями, известными своим крутым нравом и свободолюбием (за свою независимость они готовы были бить кулаками всех подряд). Возможно, люди кичились своими правами и порой демонстрировали явное превосходство, никто не спорил с ними, особенно если дело касалось каких-то купеческих льгот (новгородцы были заядлыми купцами и любое дело могли развернуть так, чтобы и самим остаться в выигрыше, и противникам насолить). И новгородцы новым князем были довольны: он не притеснял купечество – этого было достаточно.

Люди не печалили молодого князя, иная дума терзала его душу: народ к северу от города. Судя по рассказам местных крестьян, он обитает там уже очень долго, еще до постройки вольного града. Нужно ли им что-то от новгородцев? Или, наоборот, они хотят от них избавиться? Эти вопросы давно мучили молодого князя. Собирать ли отряды возле Новгорода для защиты или в этом нет необходимости? Враги они или союзники? Думы о возможном развороте событий не оставляли Александра.

Выйдя из палат, он направился в сторону кремлевской стены. С нее открывался чудесный вид на темные новгородские леса. Солнце только поднималось из-за горизонта, наполовину закрытого серыми кучевыми облаками. Золотые лучи, пробивавшиеся сквозь листву, заставляли жмуриться и отворачиваться. Пение птиц радовало слух. На дворе стоял апрель во всей своей северной свежести. Морозец бодрил душу и вдохновлял действовать. Божий мир дарил радость и надежду!

* * *

Новости, которые принесли купцы, удивили молодого князя. Народ, обитающий в тех землях, был достаточно доброжелательно настроен к горожанам. Когда Александр отправил к ним посла, соседи согласились на сотрудничество, тем более что для него была очень серьезное основание - враг с севера. “Большие люди, закованные в железо. Они приплывут на кораблях и заберут наш хлеб, а людей увезут с собой или закопают на месте”, – такие истории рассказывали ижоры.

Отослав гостей в выделенные для них покои, князь встал у окна и задумался. Более тяжелые мысли никогда его не посещали: “Господи! Благодаря Тебе тяжесть ига не легла на плечи народа, который Ты мне доверил. Ты спас нас, Отче, и более радостного события еще не было в нашей жизни. Не оставь же нас и сегодня! И Ты, Богородице Дево, помоги нам в час испытаний, не оставь любящих детей Твоих!” Эта, казалось бы, простая молитва заполнила душу и ум князя…

* * *

Рынок. Полдень. Суета. Яблоки, мед, кожа, пушнина, даже оружие – все можно было здесь увидеть. Торговали все – от веснушчатых мальчишек, то и дело ошибающихся в счете, до набожных старушек, благословлявших каждого прохожего. Одна из них рассказывала детям притчу о человеке, просящем хлеба в полночь. Смысл её заключался в том, что людям сложно прожить без любви к ближнему и без взаимной помощи.

Данная притча была не нова для князя. Но голова гудела от громкого шума, назойливые запахи мешали сосредоточиться. Александр положил ладони на лоб, как бы отстраняясь от толпы, и направился в сторону княжеских палат. Что делать? Неужели придется просить помощи у брата? Ведь ему сейчас тяжело: вражеские племена разорили его землю во время набегов - надо справляться самому.

На вечерней молитве Александр смог отойти от мирских забот. Молитва дала ощущение внутреннего покоя. Не верилось даже, что угроза войны действительно нависла над Новгородом.

Утром решение пришло само собой. Помогла и рассказанная старушкой притча. Ижоры предложили сотрудничество – надо им воспользоваться! Люди, живущие возле моря, будут надежным рубежом…

Возможность взаимовыручки обрадовала ижоров, и уже к вечеру они были готовы ехать домой, чтобы рассказать о поддержке князя. Был намечен примерный план боевых действий в случае нападения противника, но он так и не пригодился: враг пришел слишком рано…

Три месяца. Что можно было успеть за такой короткий срок? Не так уж много. Князь собрал армию, выставил дозоры по берегам Невы. Скорее всего, он не успел бы лучше защититься, если бы за год до этого не начал строить укрепления против иноземных рыцарей. Предусмотрительность Александра помогла ему и в этот раз. Оставалось только ждать.

Как ни готовился полководец к сражению, шведы застали его врасплох. Старейшина племени ижоров – старик Пелгусий, принявший в крещении имя Филипп, лично предупредил князя. Он говорил о шведских кораблях, об их большой численности и боевом снаряжении, но больше всего он жаждал поведать о своем видении…

* * *

Старик стоял на берегу моря всю ночь, не смыкая глаз. Шведские корабли должны были показаться на горизонте в ближайшие дни, и глава племени взял тяжёлое бремя ночного дозора на себя. Так как Пелгусий был крещен уже в зрелом возрасте, его не переставали занимать вопросы взаимоотношения Бога и человека: зачем Он нас создал? почему Он нас всех любит?

Старик стоял на берегу моря, наблюдая, как медленно занимается заря и исчезают звезды. Отличительная черта ижоров – они всецело посвящают себя созерцанию, отбрасывая все лишнее. Наконец первые лучи солнца пробились сквозь легкую дымку тумана. За спиной начинал оживать лес. Проснулись птицы. Зашумели чьи-то весла… Весла?

Старик начал озираться по сторонам. Как он мог кого-то пропустить? Будь это даже простой рыбак, он не должен здесь находиться. Наконец Пелгусий нашел нарушителя утреннего спокойствия.   Это была большая ладья без паруса. Несколько гребцов в темных доспехах неторопливо вели судно вдоль берега, доносились церковные песнопения. Мелодия затрагивала душу, дарила покой и умиротворение. Основную мелодию – мелодию жизни - вели двое юношей в кроваво-красных одеждах. Они стояли в центре ладьи, держась за плечи, и вели музыкальный диалог. Гребцы подпевали. Пелгусий не запомнил, как долго длилось пение: может, час, а может, и целый год. И, что самое удивительное, христианин не мог потом вспомнить ни слова из того чуда, которое открылось ему. Лишь одна фраза задержалась в его памяти: «Брат Глеб, пойдем скорее, поможем сроднику нашему, князю Александру, против неистовых врагов!»

* * *

Александр буквально помчался со своей дружиной из Новгорода — даже не успели собрать ополчение. Княжеское войско двигалась очень быстро и уже через ночь разместилось в лесу возле Невы. На берегу раскинулся вражеский лагерь, горели костры, был слышен запах жареного мяса.

- Ах ведь, нехристь заморская! В постный день свинину! Эх…

В строю прошел шумок. Александр обратился к воинам с речью:

- Братья мои во Христе! Там, на берегу реки, сидят враги нашей Родины! Они заберут наших детей, разграбят дома и церкви! Они не пожалеют никого! И теперь, когда мы здесь, наш долг защитить своих родных, свою веру! Пускай знает неприятель, что за нами — сила всей земли русской!

- С нами Бог!

Конный топот сотрясал землю, звон металла резал слух, а натиск русских воинов повергал врага в ужас.

Сеча шла целый день. Отличились тогда многие: и Сбыслав Якунович, вооруженный лишь одним топором, и отрок Савва, подрубивший столбы биргерова шатра, и Ратмир, слуга князя, ворвавшийся в самую толпу и сражавшийся сразу с несколькими врагами.

Битва шла до наступления темноты. Уже повален шатер, потоплено несколько кораблей, а сеча все губит человеческие жизни. Ни князь Александр, ни ярл Биргер не дают приказа об отступлении. Но вот новгородцы стали теснить рыцарей к берегу. Сам князь загонял врагов в реку, подбадривал своих воинов и брал знамена неприятеля. Ни одна стрела не коснулась Александра, ни один меч не пробил его кольчугу.

Князь еще с начала битвы высматривал Биргера — предводителя этого полчища, виновника гибели его воинов. Неоднократно он замечал блеск доспехов ярла, но тот постоянно скрывался за щитами оруженосцев. Поединок был неминуем. Александр направил конницу на личную дружину предводителя, после чего завязалась яростная схватка. Наконец князь оказался лицом к лицу со своим противником. Умело отбив удар Биргера, он со всей силы вонзил копьё в опущенное забрало шлема врага. Кровь хлынула из раны. Едва удержавшись в седле, тяжелораненый полководец отступил за спины оруженосцев. Войско осталось без предводителя. Александр и в личной схватке вышел победителем. С ним был Бог, а значит, и правда была на его стороне.

Жестокой оказалось сеча с врагом. Кровь обагрила землю… Дух русского войска не был сломлен. Господь услышал молитвы благоверного князя, пресвятая Богородица накрыла своим Покровом. Александр прогнал шведское войско, защитил Отечество и Веру, отстоял право своего народа на свободу и уважение. Так получил Александр закрепившееся за ним звание Невский.

Глава 3. Человек

Радуйся, веры Христовы непобедимый исповедниче!

Александр лежал в своей кровати. Думы текли медленно, словно капля воды по стеклу, а таких капель в дождь неимоверное множество, и все они куда стремятся…

Рядом с ним незримо находилась женщина. Та самая, которая звала мальчика в лесу и которая более, казалось бы, не возвращалась.

- Почему именно сейчас я должен уйти, сейчас, когда я знаю, как надо жить?

Женщина лишь улыбнулась. Есть вопросы, на которые непросто найти ответы.

- Ты уходишь, потому что ты узнал самое главное, и теперь не нужно чего-то искать, ты уже нашел.

- Но что я нашел?

Женщина вновь ответила на вопрос улыбкой.

Ветер крепчал. Капли с силой били по стеклу, и громкий стук отдавался в ушах, вызывая воспоминания из детства. Отец, Андрей, мама… Время не пощадило их. Александр почувствовал всю обреченность человека: он рожден для того, чтобы расцвести, вспыхнуть ярким пламенем жизни и умереть. Умереть в этой жизни. Так было всегда, и так будет с каждым. Но есть что-то еще, что-то очень важное – Жизнь вечная. Вот он, ответ на вопрос. Есть что-то теплое, согревающее душу, освещающее сердце и очищающее мысли - Любовь. Любовь Господа. Любовь Пресвятой Богородицы. И его, Александра, любовь к Ним…

* * *

Полдень. Толпа. В воздухе не висит гул, не слышно ничьего говора. Люди молчат и, опустив головы, внемлют словам: «Чада моя милая, разумейте, яко заиде солнце Русской земли»…