Просто Давид

Автор: Портер Элинор Все новинки

В Петербурге прошел фестиваль "Письменность: ценности и смыслы"

В Петербурге прошел фестиваль "Письменность: ценности и смыслы"
Фото: Станислав Марченко
Фестиваль "Письменность: ценности и смыслы" прошел 4-6 июня в выставочном комплексе "Россия - моя история". Он был направлен на привлечение внимания к сохранению письменной культуры в цифровую эпоху и популяризацию кириллической каллиграфии, сообщает сайт митрополии.

Были представлены проекты "Русские автографы" (об истории русского письма в автографах знаменитых людей России, рукописных книгах и грамотах) и "На языке русской культуры" (об искусстве каллиграфии). Состоялись мастер-классы по методикам развития интереса к чтению и письму у детей, организации информации для ее лучшего усвоения.

В Международный день русского языка, 6 июня, член-корреспондент РАО, профессор СПбГУ Татьяна Черниговская выступила с лекцией "Цивилизация книги: сохранится ли в XXI веке?"

Распространено мнение, что искусство по сравнению с наукой "менее серьезно", это некий довесок, без которого "можно обойтись". Лектор подчеркнула, что думать так - большая ошибка: обойтись без искусства нельзя. Искусство дает возможность прожить другие жизни, пройти теми дорогами, которыми в жизни никогда не пройдешь. Искусство - вторая жизнь, благодаря ему мы можем быть не только собой, а еще, например, Дездемоной или Гамлетом. Искусство бежит вперед гораздо быстрее, чем наука. Люди искусства каким-то непонятным образом опережают науку. Существует много примеров, когда искусство открывало какие-то явления, закономерности за десятилетия до того, как их открыла наука. Конечно, сами авторы не осознавали этого.
"Текст знает больше автора, потому что смыслы растут. То, что писал Лев Толстой в "Анне Карениной", - уже не то, что мы читаем. Читатель - соавтор. Одно дело - что напишешь, другое - что прочтут. Глазами мы смотрим - видим мозгом. Ушами слушаем - слышим мозгом. Каждый читает по-своему. Одна и та же книга принципиально по-разному будет читаться разными людьми, не "лучше" и не "хуже", а по-другому. Это зависит от интеллекта человека, его способностей и желания. Чтобы мозг видел, он должен иметь подготовку. Наш мозг - это не просто сумма ста миллиардов нейронов. Сложнее мозга нет ничего во вселенной. Его сложность запредельна. В обозримом времени нет шансов узнать, как функционирует мозг", - отметила Татьяна Владимировна.
Младенец рождается с некой нейронной сетью - это потенция, то, что должно быть построено. А строит нейтронную сеть жизненный опыт. Поэтому критически важно, где и с кем находится ребенок, что он слышит, что он ест, что он нюхает, что он осязает. Это настройка его нейронной сети. Татьяна Черниговская объяснила, что дело не в том, чтобы ребенок знал, к примеру, кто такой Вивальди, а в том, что если с раннего детства ребенка учат музыке, дают хорошие книги, это настраивает его нейтронную сеть на другой, более высокий уровень. В этом процессе участвуют все органы чувств. Человек, который много знает, видит произведение искусства не так, как человек несведущий: для последнего оно останется "пустым местом", потому что у него нет ключа к шифру. Ключ - это образование. А основа образования - это письменность и вообще знаковая грамотность.

Лектор отметила, что человеческий язык - это эволюционный подарок нам. У всех живых существ есть системы коммуникации, даже у амебы, но ни у кого нет языка, сопоставимого с нашим. Язык - это инструмент, с помощью которого мы создаем смыслы. Господь в результате эволюции дал людям невероятной мощи устройство, которым мы можем пользоваться. Но для некоторых людей язык остается весьма примитивной игрушкой.

Есть особый сенситивный период в развитии ребенка (6-7 лет) - возраст школьной зрелости, этап созревания мозга для того, чтобы учиться в школе. Передние ассоциативные области коры головного мозга, которыми человек думает и принимает все сложные решения, Определяющим его поведение, зреют до 20 с лишним лет. У немалой части людей они никогда не созреют, так как эти люди заняты только примитивными бытовыми задачами. Минимум 17 зон мозга активно функционируют, когда человек читает. При этом они должны друг с другом соотноситься, важна скорость, оперативная память. Люди, которые много читают, особенно сложную литературу, имеют очень развитую нейронную сеть. В мире много проблем с чтением и письмом. Если у детей проблемы с чтением, надо понять, что происходит, и найти нужного специалиста. Дисграфия и дислексия - это не "низкий интеллект", а другой мозг, и ему надо помогать.

Еще один инструмент для настройки нейронной сети - это каллиграфия. Тонкая моторная работа настраивает те же зоны мозга, которые нужны для говорения. Когда у ребенка задержка речи, то одна из методик связана с развитием мелкой моторики. Если дети вообще не будут писать, а будут пользоваться только компьютером, это неизбежно отразиться на качестве нейтронной сети, которая у них сформируется. В Древнем Китае люди, которые претендовали на высокие чиновничьи позиции, должны были сдать экзамены по каллиграфии и стихосложению. Это высокий класс цивилизации. Альберт Эйнштейн писал: "Я боюсь, что настанет тот день, когда технологии превзойдут простое человеческое общение. И мы получим поколение идиотов". Можно читать электронные книги, материалы в цифровом виде, если это техническое чтение - учебная литература, научные статьи. Пушкина читать в телефоне не нужно. Сама книга, ее вид, запах, бумага на ощупь имеют значение. Если бумажная книга не исчезнет, сохранится и цивилизация.

У искусственного интеллекта есть и плюсы: например, то, что делает искусственный интеллект с Big Data, человек не может. Речь идет об огромных скоростях принятия решений и обработки информации, которые нам недоступны. Но за искусственным интеллектом не может быть последнего слова, он должен быть подмастерьем, но не мастером - мастером может быть только человек, резюмировала Татьяна Черниговская.