Подвиг сердца

Автор: игумен Нектарий (Морозов) Все новинки

Алексей I Комнин – спаситель империи

  • Автор обзора: Дмитрий Володихин
  • Книга: Император Алексей I Комнин и его стратегия
  • Автор книги: Митрофанов Андрей Юрьевич

Митрофанов А.Ю. Император Алексей I Комнин и его стратегия
СПБ.: Изд-во СПбДА, 2020. 280 с.


Современный образованный русский человек не жалует своим вниманием Константинопольскую империю – ту самую, которая «Второй Рим». Причин тут две. Первая лежит на поверхности: слишком долго в системе отечественного образования муссировалось пренебрежительное отношение к Византии: задворки цивилизованного мира, культурная провинция Западной Европы, царство косности и отсталости, лишенное всякого динамизма в своем развитии и т.п. Вторая причина вытекает из первой: трудно исправить столь ложное представление об Империи, когда за книги о ней не торопятся сесть ни ученые, ни писатели, поскольку слишком уж немногие из них когда-то преодолели в своем сознании черный миф о Византии.

Между тем в действительности Константинопольская империя – не провинция, а культурная метрополия всей Европы на протяжении многих веков. Могучее, стремительно развивающееся государство, искусно отражавшее натиск на всех направлениях и к тому же пронизанное светом православия. Византия была учительницей не только Руси, к роднику ее знаний припадали выходцы из многих стран Европы и Азии. А великая школа Магнавр в Константинополе послужила образцом для европейских университетов.

В исторической судьбе Империи бывали разные времена. Порой ей приходилось бороться за выживание, когда враг атаковал ее с нескольких сторон сразу. Вторая половина XII века – как раз такой чрезвычайно тяжелый период, поставивший Византию на грань выживания. С востока турки-сельджуки накатывали неостановимым потоком, с севера шли печенеги и половцы, на западе норманны угрожали гибельным ударом. К тому же «держава ромеев» прошла через целую череду заговоров и мятежей. Удачливый мятежник порой, потирая руки от удовольствия, садился на трон и сейчас же получал известие: против него самого уже поднялся новый бунтовщик, а то и не один…

Книга А.Ю. Митрофанова посвящена гениальному правителю, который вывел Константинопольскую империю из теснин того рокового времени. Алексей I Комнин должен был многое множество раз выходить в поле с армией, участвовать в малых боях и великих сражениях, рисковать головой, садиться за реформы экономики, армейского устройства, административной структуры, чтобы прекратить затянувшееся пике Византии. Он сумел это сделать, вернув колоссальные области, ранее утраченные, и обеспечив своей стране процветающее состояние на сто лет вперед.

Много ли знают о нем в России? Да и многие ли понимают степень политического дарования этого монарха, достойного занять одно из первых мест среди мудрейших и отважнейших государей всей мировой истории? К сожалению, Алексей I Комнин не относится к числу популярных для русского исторического сознания личностей.

Безусловно положительное значение труда А.Ю. Митрофанова состоит в том, что он, во-первых, возводит своего героя на подобающую высоту; и, во-вторых, в том, что книга его представляет собой достойный просветительский труд. Монография фактически закрывает большую брешь в знаниях русского интеллектуалитета по части Комниновской Византии.

В центре внимания А.Ю. Митрофанова – дипломатическая борьба, войны и армия Империи ромеев. И к военному делу XI века автор отнёсся с особым вниманием. Он не только разложил по полочкам, какие элементы византийского войска получили наибольшее значение, сыграли роль ударного кулака в правление Алексея I Комнина. А.Ю. Митрофанов также разобрал в тонкостях оружие, защитное снаряжение, тактику, этнический состав вооруженных сил «Второго Рима». Более того, стремясь дать читателю возможность судить о том, со сколь серьезными противниками тогда боролась Константинопольская империя, А.Ю. Митрофанов дал основательные очерки об армиях немецких рыцарей, норманнов, турок-сельджуков, печенегов.

Подробное повествование о боевых кампаниях Алексея I Комнина против многочисленных противников Империи изобилует фактической информацией и оригинальными размышлениями автора как по поводу причин успешного решения императором стоявших перед ним задач, так и по поводу проблем, появившихся в его время и доставивших немало сложностей его преемникам. Автор отлично знает литературу вопроса, судит с пониманием дела, владеет несколькими языками и потому имеет возможность знакомиться с иностранными авторами на языке оригинала, справляется с языками древними, как умелый плотник с топором и рубанком, а потому дает точные комментарии по спорным вопросам терминологии, легко трактует «тёмные места» в исторических источниках.

В целом можно констатировать: творческий успех. Книгу следует всячески рекомендовать к ознакомлению.
Но и у этой блестящей монографии есть слабые стороны.

Во-первых, стиль изложения скачет от сухого академического языка к историософской, литературной речи с кокетливыми «анахронизмами». Как когда-то у Леона Фейхтвангера или Роберта Виппера римские легаты именовались генералами, так и у А.Ю. Митрофанова средневековый автор сравнивается порой с популярным журналистом. По отдельности всё это может выглядеть очень интересно, но взятое в сумме порой напоминает салат из клубники с селедкой. Видимо, разные части книги писались ранее как статьи для изданий очень несхожего профиля…

Во-вторых, автор книги несколько переборщил с восхвалениями в адрес автора главного источника, в ней использованного – Анны Комнины, создавшей повествование о своем отце, «Алексиаду». Конечно, значение «Алексиады» для византийской исторической мысли трудно переоценить, это поистине великое творение. Но стоит ли оно того, чтобы писать: «Анна Комнина… стала, пожалуй, наиболее талантливой наследницей своего отца». А как же Император Иоанн II Комнин, его сын, получивший из рук родителя престол? Взятие Иоанном Созополя, Кастамона, отвоевание Гангр, успех в битве при Веррое (Верии) и Антиохийский триумф, думается, перевешивают, если на одну чашу весов положить их, а на другую – исторический труд, пусть даже столь масштабный, как «Алексиада». 

В-третьих, виден у автора монографии своего рода лёгкий католический уклон. Так, например, он саркастически пишет о том, что его любимая Анна Комнина обходит молчанием проекты отца использовать унию с Римом как средство усилить свои позиции в Италии. Вот обширная цитата из монографии А.Ю. Митрофанова: «В период написания “Алексиады”… Анна уже более тридцати лет жила в монастыре и могла находиться под влиянием монашества, в значительной своей части настроенного враждебно по отношению к Риму и западной Церкви… Рассказывая о папе Григории VII, Анна беспощадно критиковала политику папы и “наглость латинян”. Аристократический снобизм либо влияние монашества, по всей видимости, проявились в стремлении порфирородной писательницы умолчать о действиях отца, которые с точки зрения византийской аристократии могли рассматриваться как уступка западным варварам, что в византийской монашеской среде расценивалось как отступничество от православной веры».

Если вдуматься: уния не только «расценивалась», она и являлась отступничеством от православия. Умна же дочь, стыдливо сокрывшая сомнительные устремления отца, и славен Господь, не позволивший великому монарху совершить деяние, которое бросило бы тень на всю его великую реконкисту.

А во всем прочем книга хороша как научный и просветительский труд, щедра на фактический материал и взвешенные размышления об исторических судьбах Византии.