Утраченная реликвия

Автор: Сухинов Сергей Все новинки

Что нам сулит «Ветер…»?

  • Автор обзора: Валентина Курицина
  • Книга: Ветер сулит бурю
  • Автор книги: Мэккин Уолтер

М.: Никея, 2021. - 440с.


Что сулит ветер? В названии уже все сказано: бурю, самую настоящую бурю. И если персонажам романа он сулит бурю в самом прямом смысле слова, бурю природную, то читателям он подарит целую бурю волнений, переживаний и восторгов.

Я не помню, когда в последний раз с таким волнением следила за судьбами героев художественного произведения. Возможно, в ранней юности. Более того, в какой-то момент я настолько за них переживала, что заранее заглянула в самый конец романа… Такого со мной не случалось с подросткового возраста. В общем, давно, очень давно я не читала какое-либо художественное произведение с таким непосредственным читательским интересом и с таким удовольствием. Я не хотела откладывать книгу час за часом, вместо этого откладывая все дальше домашние дела и отодвигая время сна. Я получала художественное наслаждение от каждой страницы. И мне, с одной стороны, очень хотелось знать, как же сложатся судьбы героев, а с другой – не хотелось, чтобы роман закончился: очень уж хорошо он написан.

Главные герои получились настолько живыми, что хотелось знать, что с ними будет дальше, время от времени «узнавать», как складывается их жизнь. Мечталось, чтобы побольше прожил дед, чтобы играли около него правнуки, чтобы не разрушалась старая лодка, помнящая несколько поколений семьи. И еще хотелось с этими людьми пообщаться, поговорить о чем-нибудь. Наверное, они бы не прогнали. И даже поняли бы меня лучше и быстрее, чем я их: они вообще мудрые и понятливые, эти простые рыбаки. Такое чувство – желание встретиться и поговорить с героями литературных произведений в жизни – я до этого испытывала только в то время, когда читала «Пастушью звезду» и «Продажу» лауреата Патриаршей литературной премии Бориса Петровича Екимова: тогда мечтала услышать Тимофея и мать и дочь, забравших к себе девочку.

Я пыталась найти ответ на вопрос, есть ли какая-то объективная причина, по которой так увлек меня этот роман? Можно ли это объяснить тем, что что-то в нем мне оказалось очень близко., что совпадает с какими-то жизненными моментами или интересами. И, пожалуй, не нашла. Герои – простые ирландские рыбаки первой половины прошлого века. Почти все основные герои – мужчины. Главный герой – не какой-нибудь красноречивый и поэтичный романтический красавец, а немногословный молодой человек с заметным внешним недостатком: большое родимое пятно на щеке, которое растет вместе с ним. Кажется, ничего общего, близкого… На самом деле роман этот увлекает, не отпускает не потому, что находишь в нем какие-то параллели со своей жизнью, а потому, что он не о внешнем: он о человеческом вообще, внутреннем, о сути человека. О его сущности, глубокой и определяющей все самое главное.

Самое главное – читая этот роман, вспоминаешь о хорошем, добром начале в человеке. Герои оказываются лучше, чем думаешь о них при «знакомстве». Более того, и они сами, и отношения между ними, раскрываясь постепенно перед читателем, оказываются лучше, чем говорит о них автор… У Делии репутация довольно суровой женщины, Мико в детстве иногда опасается, что мать может побить, и в ссорах, в волнении она порой говорит что-то такое, что читатель уже верит в ее жесткость… Но в следующий миг после резких слов или эмоциональной ссоры она думает: «Ох, как не просто! Но, Господи, что же это я?» или «О Господи, что это на нас на всех нашло?» И читатель понимает: это только тяжелый момент, а на самом деле и женщина эта гораздо лучше, чем показалось сначала, и в семье этой отношения хорошие. Если верить деду (и автору), он Делию недолюбливает, порой возмущается какими-то ее словами, действиями, вообще характером. Но как-то между делом выясняется, что за столом они сидят рядом. А когда в конце романа уже немолодая Делия, несмотря на уговоры мужа остаться дома и не бежать на берег, в непогоду выбегает за ним, именно дед, совсем уже пожилой человек, который тоже не остается дома, поднимает ее, когда она в темноте упала. Так что искусство детали в этом романе – отдельное наслаждение для читателя.

В наши дни с экранов, из динамиков и т.д. то и дело звучат песни и слова о любви, рассуждения о дружбе, споры, размышления, советы о семье. И среди этого многословия, после столь частых упоминаний эти слова как будто затираются: говорят их часто, поют, а суть потерялась. И даже уже забыто, где ее искать, какая она. И цена этих слов на деле оказывается невелика. И так называемая дружба рассыпается из-за ерунды, и «красивая» любовь исчезает без следа при первой сложности, и семья рассыпается, как карточный домик, хотя пышная свадьба была совсем недавно.

Что такое настоящая любовь, что такое настоящая дружба, что такое семья, как все это бывает по-настоящему – об этом способны напомнить читателям немногословные герои романа. Они не произносят красивых слов, они не рассуждают о дружбе или любви на двадцати страницах. Но один, вырастив с женой двух сыновей, с удовольствием время от времени вспоминает, сколько носов он «утер», завоевав когда-то ее в молодости. Человек очень сильный физически, добрый, трудолюбивый, но на первый взгляд не самый догадливый, уступчивый, он смог настоять на том, что было для него по-настоящему важно: завоевать и привести в дом женой именно Делию, хотя его отцу она не очень нравилась. С тех пор прошло много лет. Не всегда с Делией легко, но нисколько не жалеет о своем выборе ее муж, считает ее замечательной женщиной и даже рассчитывает, что его старый отец, как только больше времени будет проводить дома, узнает ее получше (это спустя много лет проживания под одной крышей!) – и отношения между ними улучшатся.. Эти слова, на мой взгляд, вообще ключ к отношению к героям: чем больше их узнаешь, тем больше хорошего в них видишь, а то, что казалось недостатками, часто оказывается только внешней шелухой. И не зря именно Микиль (который мог сначала казаться в чем-то простоватым) произносит этот «ключ». Его простота кажущаяся. И порой он первым предлагает самую лучшую идею. Другой мужчина, его сын, готов ждать любимую женщину столько, сколько понадобится, и всегда приходить ей на помощь, как только она готова будет помощь принять. Умение ждать, тем более долго – почти забытая добродетель, правда?

Дружба, зародившаяся в детстве, растет вместе с героями, превращаясь в дружбу двух все более взрослых людей. Их, друзей, было бы больше. Но, как и в жизни, в романе не обходится и без трагических страниц. Мико и Туаки друг за друга горой – делом. Не раз дрались плечо к плечу или спина к спине, когда приходилось. Не раз вместе преодолевали опасности. Готовы и держать один другого, сдерживать, если друг может сделать что-то опасное или непоправимое. И готовы не помнить зла: когда Мико, вырываясь, не помня себя, ударил Туаки и сбил того с ног, Туаки, как только смог встать, кинулся дальше бежать, чтобы пытаться спасти Мико. Он решил про себя, что забудет про этот удар, как будто и не было ничего такого. А это Туаки, порой очень горячий и непримиримый в драках.

Большинство героев романа немногословны. Может быть, им и не нужно много слов, потому что они и так понимают самое главное? Им не нужно растолковывать его ни себе, ни другим? Даже читателей они быстро учат понимать почти без слов. Особую пронзительность немногословность отца и сына («малость неуютно»…) придает ситуации, когда страшная буря застигла их, находившихся тогда в разных лодках с другими людьми; оба они за гранью человеческих возможностей боролись со стихией, отдали все силы, пытались спасти тех, кто был рядом. Они все измучены, порезаны, истерзаны, у них все болит. Они спаслись оба, спаслись и еще несколько рыбаков. Но их раскидало далеко друг от друга. И какое-то время они не знают друг о друге ничего, понимая, что шансов спастись у обоих было немного. Мико и дядя Джеймс идут по берегу. Есть находки страшные. Но нашли они и рыбаков у костра. И среди них – отец Мико: «Микиль шел с Мико позади всех.

– Ты как, Мико, ничего? – спросил он почти небрежно, не глядя на сына.
– Ничего, – Сказал Мико. – Порезался кой-где, ну и ушибся, и спина еще плохо гнется, а так я совсем ничего.
– Не думал я, что вы в этой байдарке уцелеете. Вот уж не думал.
– А ты как? – спросил тогда Мико. – Здорово вам досталось?
– Сначала малость неуютно было, а потом ничего, обошлось.
Вечная сага морей. Он протянул большую руку и взял Мико за локоть.
Сейчас Мико захотелось плакать. Вот захотелось – и все.
– Да, – сказал Микиль, – малость неуютно».

В книгах для подростков для молодежи нередко затрагивают тему суицида, тему важную и острую. Но часто случается, что читаешь об этом и понимаешь, что нет уверенности, что такую книгу дала бы своим детям, посоветовала бы знакомым: где-то тема романтизируется, где-то о ней написано много слов, но нет ощущения, что это «противоядие», более того, опасаешься развития излишнего интереса к этой теме, которого до книги не было. В этом романе читатель так и не узнает, была ли смерть одного из друзей Мико результатом самоубийства как следствия тяжелого заболевания, последствия травмы или несчастного случая. На первое место выходит трагизм случившегося. Но самоубийство едва не совершает главный герой. Как еще можно назвать стремление уйти на лодке в море в разгул стихии? Понимает ли он, что губит себя и лодку до определенного момента? Понимает ли, к чему приведет такой выход в море? Нет ответа, т.к. бежит он туда после сильного потрясения, с которым не может справиться. Но вот наступает просветление, и: «Да что же это я делаю, в самом деле? Что станется с моим отцом, и с матерью, и с дедом, если не только я покину их, но еще и отниму у них единственное средство существования? Когда теперь они смогут завести себе новую лодку?» Вот они – слова противоядия, доступные и понятные. За ними приходит и понимание, что нужно было сделать сразу, как только увидел то, что так потрясло. И начинается борьба со стихией: за жизнь, за возможность вернуться к близким и всем, кто бежит сейчас к берегу, беспокоясь за Мико, за лодку, которая служила нескольким поколениям рыбаков его семьи.

Рыбаки в романе – сильные люди. И, как истинно сильные, добрые. Они не знают еще Мэйв. И только что переживания, связанные с ней, едва не толкнули их сына и внука на непоправимое. Но дед первым заметил на берегу появившуюся чуть позже женскую фигурку. Сейчас она стояла на коленях, повернувшись к морю. И – дед безошибочно понимает, что с ней связано счастье его внука, он поднимает ее, растолковывая, что Мико смог повернуть… Большой Микиль, пробегая мимо, набрасывает на нее, незнакомую, свой плащ. Им не надо ни до чего догадываться: они и так уже все поняли. А как поняли, стали помогать и оберегать.

О вечных ценностях, о сути человека можно говорить по-разному. Но тот разговор, который в художественной форме ведет с читателем в этом романе Уолтер Мэккин, не может остаться бесплодным. Он даст много добрых плодов.
В романе «Ветер сулит бурю» нет слабых сторон. На мой взгляд, автору удалось все: сюжет, за которым читатель следит с неослабевающим интересом, описания природы, как тихой, так и во время бурь, характеры героев. Роман не отпускает читателя, к нему хочется возвращаться.

Роман «Ветер сулит бурю» не переиздавался на русском языке несколько десятилетий. Спасибо «Никее», благодаря которой русскоязычные читатели снова могут читать эту замечательную книгу на родном языке. Издание отмечено на конкурсе «Просвещение через книгу» в номинации «Лучшее художественное произведение».