Как быть счастливым в браке

Автор: протоиерей Александр Никольский Все новинки

Духовник всея Руси

  • Автор обзора: Наталья Иртенина

Бондаренко В. В. Отец Иоанн (Крестьянкин). И путь, и истина, и жизнь.
М.: «Молодая гвардия», 2018. 471 с. — (Жизнь замечательных людей).


Выход в свет полновесной биографии всемирно известного, всем церковным народом почитаемого и множеством православных любимого отца Иоанна (Крестьянкина) спустя двенадцать лет после его кончины — событие, вне сомнений, отрадное. И хотя вышла она в светском издательстве, в сугубо светской серии, по прочтении понимаешь, что для очередной «ЖЗЛ-ки» книга все-таки необычна. Да, «Молодая гвардия» издает биографии в том числе и святых, и древних, и не так давно живших, но о подвижнике, чью святость еще при жизни его вкусили, напитываясь ею, многие тысячи наших современников, разговор в формате «ЖЗЛ» зашел впервые. Уже одно это пробуждает немалый интерес к книге. 

Но радует и, что называется, цепляет она не только этим. Писатель и историк Вячеслав Бондаренко — опытный автор серии «ЖЗЛ», ему принадлежат, например, жизнеописания поэта Вяземского и генералов Белого движения. Но «Отец Иоанн (Крестьянкин)» — это подъем на какую-то новую творческую ступень, и выбор на роль «портретируемого» духоносного старца, безусловно, оказал тут влияние. Попытку «прикоснуться к чуду о. Иоанна», как назвал это сам автор, можно считать вполне удавшейся, и его надежда, что с прочтением книги число людей «попавших в орбиту» отца Иоанна увеличится, наверняка будет оправдана. Ведь тот духовный свет, который исходил от «духовника всея Руси», который видели и ощущали многие, общавшиеся с батюшкой, льется и со страниц этой книги. Личность отца Иоанна столь велика и светоносна, что покрывает собою все малые несовершенства этого первого, почти научного, биографического исследования. Почему «почти научного»? Потому что святость, дар прозорливости, благодать ви́дения духовного неба и его насельников не объемлются никакой наукой. 

Человек православный, воцерковленный, минчанин Вячеслав Бондаренко, никогда не встречавшийся с героем своей книги, создавал ее по благословению Патриаршего Экзарха Белоруссии митрополита Минского и Заславского Павла, бывшего несколько лет наместником Псково-Печерского монастыря и хорошо знавшего отца Иоанна. Удивительно, как менее чем за год работы над книгой автору удалось собрать новый материал, проделав столько путешествий по местам жизни и служения отца Иоанна, проведя огромное количество бесед с людьми, близко соприкасавшимися с ним. Их рассказы добавили россыпь ярких деталей в картину воспоминаний о батюшке, издававшихся прежде. Кроме того, уже известный иллюстративный материал пополнен в книге фотографиями, ранее не публиковавшимися.

Самые пронзительные главы — это, пожалуй, две, посвященные тюремно-лагерному периоду жизни отца Иоанна, годам прохождения курса «Небесной Академии», по определению автора, и последним годам старца, когда земная его жизнь медленно угасала. Храня чувство такта, Вячеслав Бондаренко бережется от осуждения тех людей, которые сыграли негативную роль в аресте и заключении батюшки, и даже опускает имя того, кто непосредственно предал его в руки властей карающих. Ведь и сам отец Иоанн простил их всех. С не меньшим тактом и осторожностью автор сторонится попыток проникнуть в тайну умирания Божьего избранника, и лишь доносит до читателя драгоценные подробности этого перетекания, иначе не скажешь, постепенного переселения в Царство Божие. 

В предисловии автор подчеркивает, что писал он не житие, не литературную икону, не «хвалебную песнь». Но, думается, создать приемами светской литературы биографию «земного ангела и небесного человека», как (вслед за Сергием Радонежским и Серафимом Саровским) называли отца Иоанна, труд не менее ответственный и нелегкий. Однако и не менее благодарный. 

Остается лишь добавить, что, следуя завету самого отца Иоанна — «Покажите наше время, жизнь Церкви», — книга о нем дает историческую панораму всего XX столетия, со всеми страшными ранами, нанесенными нашему народу и Русской Церкви, но и с неиссякающей благодатной надеждой на исцеление и возрождение.