По образу и подобию

Автор: Егорова-Фандалюк Светлана Все новинки

Не бойтесь новых слов

  • Автор обзора: Анастасия Чернова

Исидор (Тупикин), митрополит. Епископ Смоленский и Дорогобужский Иоанн (Соколов): жизнь и труды. 
М.: Издательство Сретенского монастыря, 2019. – 231с.


Вполне возможно, что с епископом Смоленским и Дорогобужским Иоанном (Соколовым) вы уже встречались. В знаменитой повести Н.С. Лескова «Мелочи архиерейской жизни» изображен архиерей, который не пожелал принимать двух смоленских «аристократок». Прототипом этого образа и послужил главный герой монографии митрополита Исидора (Тупикина).

Сохранился портрет епископа Иоанна (Соколова), принадлежащий кисти неизвестного художника XIX века. Портрет размещен на обложке книги и на цветной вклейке. Больше всего поражает взгляд епископа, печальный, исполненный скорби и неведомого страдания. Кажется, стряслось что-то ужасающее и небывалое. И епископ еще не успел отойти от пережитого, погружен в свою думу. Причем это переживание явно не бытового, но бытийного или экзистенциального характера. Тайну епископа, его жизни и трудов, приоткроет митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор (Тупикин) в своей монографии. Епископ Иоанн (Соколов), ректор Санкт-Петербургской и Казанской духовных академий, один из лучших русских канонистов своего времени, автор научно-богословских статей – один из предшественников владыки Исидора на Смоленской кафедре. 

Подход автора отличается взвешенностью. Он не идеализирует епископа Иоанна, но раскрывает как сильные, так и слабые стороны его характера. Через судьбу одной личности читатель соприкоснется и с историей России, ощутит духовную атмосферу того времени, первые признаки-зародыши надвигающейся революционной катастрофы. Узнает тонкости жизни русской Церкви в XIX веке. 

Книга будет поучительна и полезна любому начальнику – не только ректору или сотруднику Духовной академии. Она ставит практические вопросы. Как грамотно, например, выстроить общение с коллегами и подчиненными? Не помешает читателю и понимание психологии сурового, даже замкнутого человека... 

Правда, стоит сделать оговорку: монография, в основе которой лежит диссертация, все-таки рассчитана на подготовленного, т.е. воцерковленного читателя. Историко-религиозные «азы» здесь не поясняются, а повествование ведется максимально серьезно и научно, без лирических и эмоциональных отступлений. При этом терминологической вязью автор не злоупотребляет. Поэтому желающий разобраться в теме может смело отправляться в путь именно с этим изданием. 

Еще один сюжет книги связан с церковной журналистикой. Епископу Иоанну удалось в значительной мере поднять исследовательский уровень журнала «Православный собеседник». О духовных заблуждениях современного общества он говорил современным языком – и это казалось необычным и даже недозволенным. «Наконец, и это самое главное: статьи изобилуют словами: прогресс, гуманность и пр., унижающими достоинство духовного издания. Итак, – одно слово – “прогресс” и “гуманность” – унижают духовное просвещение!» – с горечью размышлял епископ Иоанн (в то время еще архимандрит) в письме к Гилярову-Платонову. 

Высшее руководство Святейшего Синода оказалось не готово к новому слову в церковной публицистике. «Как следствие, в 1859 году редакция и цензура журнала получили замечание, а дальнейшая цензура публикаций передавалась в Московский цензурный комитет. Это решение было тяжелым ударом не только для самого о. Иоанна, но и для журнала, качеству и авторитету которого тем самым был нанесен серьезный урон. Число его подписчиков резко упало…» 

Сам же епископ Иоанн замечал в одной из своих статей, опубликованных в журнале: «Наша наука должна быть не отвлеченно-туманной, не праздно-созерцательной; она должна быть положительной в своем приложении к жизни, и не нашей только, но и общей, и не духовной только, но и внешней, общественной, ибо начала религиозные составляют основные начала всеобщей жизни народа…» Сегодня эта мысль как никогда актуальна и может пригодиться при осмыслении плюсов и минусов формалистического направления в науке. 

Второе жизненное дело епископа Иоанна (Соколова) было связано с ректорством. Митрополит Исидор приводит разные красноречивые факты, которые свидетельствуют о Владыке как о человеке, во всех административных делах предпочитавшем действовать единолично. Во время его ректорства Правление академии ни разу не собиралось. «Таким же образом велись и дела Конференции, без участия которой… Иоанн порой давал ученые степени…» В сущности, Иоанн отстаивал твердость высокой ректорской власти и ее широкие пределы, противясь самому духу времени, везде требовавшему умаления единоначалия.

К ученым из белого духовенства он относился с меньшим доверием. Поэтому на все должности старался набирать лишь представителей монашества. А летом, в отсутствие большинства преподавателей и наставников, проводил в учебной части широкие преобразования. 

По-настоящему учащиеся встревожились, когда при обзоре аудиторий он выразил недовольство наличием фортепиано. Однако вскоре «ключ» к суровому новому ректору был найден. Немаловажным для него оказалось соблюдение установленного порядка, нетерпимое отношение к расхлябанности. Униформа в определенные дни. В храме студенты выстраивались по росту. И даже в столовую были обязаны ходить парами. Иначе говоря, Иоанн видел в соблюдении элементарной дисциплины здоровую почву для укрепления духовного. А теперь – внимание: «Молодежь быстро сообразила, что ректор прогрессист, человек передовой, либерал, насколько позволяло ему его положение…» Обычно мы либералов представляем несколько по-иному… Видимо, оценивая то или иное явление, имеем уже готовый трафарет. И от таких психологических штампов помогает избавиться книга митрополита Исидора. При этом важное уточнение: здесь речь о том, каким казался новый ректор, а не каким он был на самом деле. Многие полагали, что Иоанн – либерал, однако сам архипастырь к идеями либерализма относился негативно. Да, он использовал современный язык в проповедях, любил внешний порядок и благочинность, однако по своим взглядам был скорее традиционалистом и консерватором. И вот еще деталь: «В общении со студентами он не считал для себя унижением говорить откровенно». Такое качество – сердечное отношение к учащимся – особенно наглядно проявится в одной громкой скандальной истории тех лет. 

В апреле 1861 году в селе Бездна Спасского уезда Казанской губернии после обнародования Манифеста об упразднении крепостного права в России произошли массовые волнения крестьян, которые стали расширяться и охватывать большие территории. Было принято решение: подавлять выступления силой с применением артиллерийских орудий. В результате подавления бунта погибло несколько десятков человек, столько же было ранено. 
26 апреля, в Вербное воскресенье, студенты Казанского университета собрались провести протестную акцию и отслужить демонстративную панихиду по убитым крестьянам. К ним присоединились воспитанники семинарии. Поступок не остался незамеченным. Назначена следственная комиссия, а сама семинария оказалась на грани закрытия. Ректор мог бы признать своих учащихся виновными, применить административное наказание – но вместо этого он ищет пути для урегулирования ситуации. 

Положение облегчилось тем, что 20 мая к ректору пришли девять студентов Казанского университета, которые обвинили академистов в том, что они незаконно отнимают у них честь быть инициаторами панихиды. Епископ Иоанн убеждает студентов составить документ, удостоверяющий их причастность к протестной акции. «Вообще студенты академии были посторонними и случайными посетителями при панихиде, и мы даже не знаем, как они тут случились», – такая бумага была передана следователям, и студентов академии признали невиновными. Митрополит Исидор (Тупикин) подчеркивает, что несмотря на это «…сам факт участия студентов академии в политической акции говорит об их незрелости и неспособности администрации Казанской духовной академии предотвратить возможные инциденты». Так, мудро и кратко, осмысляются исторические, общественные и церковные события. 

Монография содержит уникальный материал, связанный с церковной историей. Именно такой вдумчивый неспешный взгляд способен пролить свет на «темные пятна» прошлых событий, помогает осмыслить и нашу современность, выявить ее нежизнеспособные явления и решительно преодолевать их. 

В чем-то духовный опыт епископа Смоленского и Дорогобужского Иоанна (Соколова) нам послужит примером, а в чем-то, возможно – и предостережением. Печальный же взгляд на портрете, говорит, пожалуй, о честности – в которой и скорбь, и… победа. 

В 2019 году монография митрополита Исидора (Тупикина) была отмечена экспертами и конкурсной комиссией XIV конкурса изданий «Просвещение через книгу».