Книга пророка Осии

Автор: игумен Арсений (Соколов) Все новинки

Под маской напускного озорства

  • Автор обзора: Олег Петухов/Литературная газета

Е.М. Верещагин. Творческие замыслы А.С. Пушкина, оставшиеся в черновиках. Доступные текстологические очерки.
М.: Издательский дом «Познание», 2018. – 576 с. – 2000 экз.


В книге доктора филологических наук, профессора Е.М. Верещагина «Творческие замыслы А.С. Пушкина, оставшиеся в черновиках» собраны неизвестные факты по «Евгению Онегину», «Медному всаднику», «Станционному смотрителю». Исследователя интересуют такие вопросы, как первоначальный сюжет «Евгения Онегина», сходство между Онегиным и Пушкиным, родословная Пушкина, сравнение притчи о блудном сыне и повести «Станционный смотритель». Автором использован внушительный набор методов: анализ лексики, фразеологии, отдельных речений из произведений Пушкина, писем поэта, воспоминаний о нём; словарь языка Пушкина.

В книге множество интересных фактов. Возьмём, к примеру, очерк «Сходства между Онегиным и Пушкиным: семиотика вольных одеяний». Верещагин изучил рукописи Александра Сергеевича и нашёл недостающие фрагменты романа «Евгений Онегин». В беловой рукописи главы четвёртой Пушкин вычеркнул полностью отдельную строфу, в которой описывается совсем не европейский наряд Онегина. Известно, что точно такой же наряд (русская рубашка, кушак, армяк, широкополая шляпа) носил поэт в своей ссылке в селе Михайловском.

Верещагин приводит аргументы из воспоминаний очевидцев, доказывающих русскость Пушкина, его бесконечный интерес к «простому народу». На ярмарке под Святогорским монастырём он бросил слепцам огромную по тем временам сумму, ассигнацию в 25 рублей, пел христианские стихи о Лазаре вместе с монастырскими нищими. Приехав в город Оренбург, Пушкин просил собрать ему стариков и старух, которые могли помнить Пугачёва...

Философ И.А. Ильин в работе «Пророческое призвание Пушкина» подробнее прочих останавливается на народолюбии Александра Сергеевича. Пушкин водил хороводы, слушал песни, записывал их и сам плясал вместе с девушками и парнями. Запоминал сказки няни Арины Родионовны. Поэт никогда не пропускал Пасхальной заутрени. Пушкин внимательно относился к быту других народов, перенимал их обычаи, вслушивался в их говор.

Ильин полно отметил те черты характера, которые выделяют русский народ, в том числе и Пушкина. Вот эти черты: жизненная свобода, душевный простор, созерцательность, творческая лёгкость, страстная сила, склонность к дерзновению, опьянение мечтою, щедрость и расточительность, искусство прожигать быт смехом и побеждать страдание юмором.

Философ С.Л. Франк в этюде «Религиозность Пушкина» заметил важные детали: в поэте «обнаруживается задор цинизма, типично русская форма целомудрия и духовной стыдливости, скрывающая переживания под маской напускного озорства».

Верещагину в очерке «Сходства между Онегиным и Пушкиным: семиотика вольных одеяний» удалось доказать, что народолюбием заразился Александр Сергеевич в селе Михайловском, передал это качество своему герою Евгению Онегину и, не ограничившись в романе описанием внешних выходок (ношением русского костюма), обозначил свои либеральные установки, в частности идею о замене барщины оброком.

В очерке «Нет, не Николай!» автор даёт исчерпывающий ответ на вопрос, почему Александр Сергеевич не назвал своего второго сына Николаем, как того желала Наталья Николаевна.

Перед нами серьёзное и объёмное научное исследование, но оно легко читается, содержит массу интересной свежей информации. Это, несомненно, знаковая книга в истории пушкинистики.


Литературная газета