Святой Александр Невский

Автор: Ананичев Александр Все новинки

Путникам в Россию

  • Автор обзора: Дионисий Волков
  • Книга: Путникам в Россию. Роман, очерки, публицистика
  • Автор книги: Зайцев Борис

Путникам в Россию. Роман, очерки, публицистика. Зайцев Борис
М.: Сибирская Благозвонница, 2019. 766 с. 


Борис Константинович Зайцев – человек очень непростой судьбы. Он прожил долгую и наполненную трагическими событиями жизнь.

Борис Константинович Зайцев – талантливый прозаик, переводчик, один из крупнейших писателей начала Серебряного века, а затем и русской эмиграции. Он был человеком высоких нравственных принципов, глубокой религиозности – не только на страницах своих произведений, но и в жизни.

При этом его детство было совсем лишено религиозного опыта. Он рос в обедневшей дворянской семье конца ХIХ века, однако, в отличие от многих интеллигентских семей того времени, еще сохранявших православные традиции, в доме Зайцевых царили атеистические настроения и полное безразличие к вере. Уже в зрелые годы Борис Константинович отмечал: «Наша семья не была религиозна. По тому времени просвещенные люди, типа родителей моих, считали все “такое” суеверием и пустяками». В этой моде на атеизм Зайцев впоследствии увидел корни русской революции – начало эпохи гонений на христиан и страшного безбожия в России. Важнейшим этапом в духовном развитии и становлении Бориса Константиновича Зайцева стала революция 1917 года, которая страшным образом перекроила всю русскую жизнь, высвободив темные стихии, обострив противостояние добра и зла. Зайцев пережил немало тяжелых потрясений: расстрел пасынка, Алексея Смирнова, голод, лишения, тяжелые болезни и даже арест за участие во Всесоюзном Комитете Помощи Голодающим. Но из всех этих испытаний он вышел настоящим христианином – он нашел духовную опору в Евангельском учении: «Страдания и потрясения, вызванные революцией, не во мне одном вызвали религиозный подъем. Удивительного в этом нет. Хаосу, крови и безобразию противостоит гармония и свет Евангелия, Церкви. (Само Богослужение есть величайший лад, строй, облик космоса.) Как же человеку не тянуться к свету?» И это не просто слова, но живой опыт души. Осенью 1922 года Зайцев с семьей, как и многие другие русские интеллигенты, неугодные власти, выезжает (по сути, высылается) за границу – по официальной версии «для поправки здоровья…». Германия, Италия, Франция… «Да, я не думал, что это навсегда, – вспоминал впоследствии Зайцев, – А дочь моя, десятилетняя Наташа, когда поезд переходил границу, задумчиво бросила на русскую почву цветочек – прощальный. “Папа, мы никогда не вернемся в Россию”. А мы с женой думали – временное отсутствие».

Как писатель Зайцев получил широкую известность в России задолго до революции. Читатели его любили за особую – лирическую и изысканно утонченную – прозу. В эмиграции же талант Зайцева раскрылся по-новому: в его произведениях появился духовный стержень, внутренний опыт и глубина.

Постепенно в творчестве Зайцева появляется новая ключевая тема, которая ярко зазвучит в таких произведениях, как «Слово о Родине», «Алексей, Божий человек», «Преподобный Сергий Радонежский», «Афон», «Валаам». И тема эта – Русь Православная. Не та «заболевшая» Россия, окровавленная братоубийственной Гражданской войной и революциями, растерзанная большевиками, оскверненная уничтожением и поруганием святынь, Россия, которую Зайцев вынужден был покинуть, а та Русь, которая зародилась при крещении Руси, просияла во времена Сергия Радонежского и других великих русских православных подвижников, которая вопреки всем потрясениям продолжала жить в русском Монастыре Святого Пантелеимона на Афоне и в Спасо-Преображенском Монастыре на святых камнях Валаама. Именно в эмиграции, пристально вглядываясь в судьбу России, Зайцев, как ни странно, все отчетливее будет прозревать этот сияющий лик Святой Руси. В своем дневнике писатель отметит: «Если возможно счастье, видение рая на земле, – грядет оно лишь из России». И своими произведениями Зайцев будет доказывать непостижимую духовную высоту Руси и русского человека, способного на великий подвиг. В произведении «Преподобный Сергий Радонежский» образ великого русского Святого будет еще раз напоминать о лучшем – Божественном начале – в русском народе: «В народе, якобы лишь призванном к “ниспровержениям” и разинской разнузданности, к моральному кликушеству и эпилепсии, — Сергий как раз пример, любимейший самим народом, — ясности, света прозрачного и ровного. <...> Через пятьсот лет, всматриваясь в его образ, чувствуешь: да, велика Россия. Да, святая сила ей дана. Да, рядом с силой, истиной мы можем жить». В поисках этой Святой силы писатель совершит два паломничества – на Афон и на Валаам (последний относился после революции к Финляндии, а потому был открыт для посещения русскими эмигрантами). «Неслучайным считаю, – отмечал Зайцев, – что отсюда (из Европы) довелось совершить два дальних странствия — на Афон и на Валаам, на юге и на севере ощутить вновь Родину и сказать о ней...». Свои впечатления от пребывания в святых местах Зайцев опишет в путевых очерках – живо, ярко, художественно, достоверно.

Оторванный от России и тоскующий по ней, Зайцев именно в эмигрантские годы нашел свою тему и выработал оригинальную манеру письма, состоялся как писатель и как личность благодаря своей глубокой вере в Бога и любви к Родине. Он прожил долгую жизнь – более 90 лет, стал настоящим патриархом русской литературы за рубежом, к его мнению прислушивались, его любили и уважали. И всей своей жизнью и творчеством Зайцев доказал, что истинность художественного произведения определяется духовным потенциалом автора – высотой его смирения и силой любви.

Б. Зайцев бесконечно верил, что Россия обязательно “выздоровеет”, что она возродится после катастроф ХХ века и вновь станет светочем Православия. И оказался прав.

Роман «Дом в Пасси» – это книга о жизни русской эмиграции, повествование об одном годе жизни людей, которых судьба и революция собрали под крышей одного дома в Париже. Какие разные люди...

Русские эмигранты первой волны бежали в Европу после революции, в Гражданскую войну, во время красного террора... Бежали, спасая свою жизнь. Что их ждало на чужбине? Голод, нищета, грошовая унизительная работа, неотвязные мысли о прошлом... Зачастую алкоголь или самоубийство. Каково им, бывшим царским генералам, послам, архиереям, было так существовать - работать сторожами, расклеивать объявления, влезать в сомнительные аферы, одалживать деньги.

В этот роман автор мастерски сумел уместить множество событий, которые произошли за достаточно небольшой период: здесь и любовь, и ревность, и болезни, и смерть, и свадьба, и дни рождения. Казалось бы, небольшой период времени, но как меняет он окружающий мир и как, благодаря обстоятельствам, меняются люди, переходя из надежды в уныние, затем снова обретая надежду и пытаясь найти ответ на извечный вопрос: "Для чего мы живем?"

И, как человек верующий, Зайцев даёт единственно верный и единственно возможный для Спасения путь.