Святитель Игнатий Брянчанинов

Если напала и беспокоит, например, зависть на брата, то сейчас же искать в книге какого-нибудь святого отца о зависти. Так же - о духе блуда, если беспокоить будет - посмотреть подходящее чтение, равно и при других страстях поступать таким же образом. Так приучается человек обороняться и противостоять страстям

Расторжение брака

  • Автор обзора: Михаил Валигурский/Наследник

«Блейк писал о браке Неба и Ада. Я пишу о расторжении этого брака…» - так начинает Клайв Стейплз Льюис одно из самых знаменитых своих произведений «Расторжение брака»


О чем говорит писатель в этих первых словах? Уильям Блейк, столп романтической эпохи в литературе и живописи, написал поэму «Бракосочетание Неба и Ада». В ней добро и зло перемешаны, их можно свободно соединять, можно преобразовывать одно в другое и обратно, и, таким образом, не существует неизбежного нравственного выбора. Если хватит сил и времени, можно достичь блаженства, избегая этой нравственной развилки.

Клайв Льюис категорически против этого, и опровержению этих тезисов посвящено его «Расторжение». Автор рисует образ ада в виде Серого города с его «склочными» обитателями. Описание города полностью соответствует его наименованию: темные, еле освещенные улицы, постоянно моросящий дождь и всегда одно время суток – сумерки, еще не настала ночь, но и день еще не закончен. Вот как ад описывает автор, сам являющийся героем произведения, от чьего лица ведется рассказ: «Куда бы я ни шел, я видел грязные меблирашки, табачные ларьки, длинные заборы, с которых лохмотьями свисали афиши, и те книжные лавчонки, где продают Аристотеля».

Призраки (так называет автор жителей Серого города) погрязли в своих пороках, и потому не могут жить рядом друг с другом. Силой мысли они создают свои иллюзорные дома как можно дальше от других. И этим призракам предоставляется удивительная возможность – совершить экскурсию в рай. Автор называет это словом латинского происхождения «рефригериум». Грешники могут отправиться в рай и остаться там, если они того пожелают. Прибыв в рай, призраки вместе с автором обнаруживают, что они прозрачны, так как души их пусты и осквернены, а природа вокруг них исполнена такой реальности и подлинности, что они даже не могут сорвать травинку, она слишком тяжела. Ступать по траве им больно, потому что трава колет им ноги.  Навстречу призракам выходят «светлые духи», обитатели рая, являвшиеся их друзьями или родственниками в земной жизни. И далее автор пересказывает диалоги призраков и светлых духов. Райские жители пытаются убедить их пойти вместе с ними к горному источнику, они говорят, что если те отправятся с духами, то вскоре тоже станут плотными и смогут ступать по траве. Однако, на протяжение всего произведения мы не находим призрака, который согласился бы это сделать. И проблема именно в нравственном выборе. Автор показывает, что воистину врата ада заперты изнутри, люди не хотят идти в рай. Не Бог наказывает грешников, а они сами отворачиваются от Света. Призраки, не способные любить и радоваться, не желают идти к Источнику любви и радости, и один за другим исчезают.

Нужно заметить, что первоначально книга называлась «Кто идёт домой?» И, как оказывается, домой, к Богу, в то место, откуда мы ушли, совершив грехопадение, никто возвращаться не хочет. По ходу повествования литературный герой, от лица которого ведется рассказ, встречает своего духовного учителя (очень удивитесь, прочтя произведение и узнав, кто это, пока только скажу, что это известный писатель, оказавший большое влияние на Льюиса). И вот как он говорит об этой проблеме: «Всякая погибшая душа предпочтет власть в аду служению в раю. Она что-нибудь, да хочет сохранить ценой гибели, что-нибудь, да ценит больше радости, то есть больше правды. Вспомни: испорченный ребенок скорее останется без обеда, чем попросит прощения. У детей это зовется капризами. У взрослых этому есть сотни имен – гнев Ахилла, горечь Кориолана, достоинство, уважение к себе». Призраки не могут отринуть свои страсти. В каждом диалоге автор показывает ту проблемную точку, ту раковую опухоль, с которой не может и не хочет справиться грешник. Светлые духи стараются помочь им, показывая им свою любовь, свою благожелательность. Однако, как говорит духовный учитель автора, «Погибшая душа бесконечно мала, ее почти нет, она совсем усохла, замкнулась в себе. Бог бьется об нее, как звуковая волна об уши глухого. Она сжала зубы, сжала кулаки, крепко зажмурилась. Она не хочет, а потом – не может давать, вкушать, видеть». Автор искренне не понимает, как призраки не хотят следовать призыву к радости.

Как сказано выше, автор через диалоги показывает нравственные пороки людей, из-за которых те не хотят идти к Богу. Палитра этих пороков очень разнообразна.

Есть призраки, которые, увидев своими глазами ад и рай, столкнувшись с духовной реальностью, всё равно считают всё иллюзией. Есть призраки, которых манит жизнь на земле, но, как сказано в предисловии: «А как же земля?» – спросите вы. Мне кажется, для тех, кто предпочтет ее небу, она станет частью ада, для тех, кто предпочтет ей небо – частью рая».

Есть те, кто не может признать, что всю жизнь мучил собственным эгоистичным поведением своих домашних. Так, мать мучила сына, считая своё отношение к нему любовью, тогда как эта любовь была естественной, основанной на материнском инстинкте. Чтобы стать настоящей любовью, она должна быть основана на вере в Бога. И о какой любви можно говорить, если эта мать просила забрать сына с собой в ад, лишь бы владеть им? Учитель, ведущий автора по раю, объясняет ему: «В естественной любви есть то, что ведет в вечность, в естественном обжорстве этого нет. Но в естественной любви есть и то, из-за чего ее можно принять за любовь небесную, и на этом успокоиться. Медь легче принять за золото, чем глину. Если же любовь не преобразить, она загниет, и гниение ее хуже, чем гниение мелких страстей. Это – сильный ангел, и потому – сильный бес».

Был призрак, который играл на жалости светлой женщины. Он не мог принять, что в раю она счастлива без него, и что, поскольку теперь они не нужны друг другу, будучи бесплотными, то могут любить друг друга по-настоящему. Но он продолжал актерствовать, драматизировать, бить себя в грудь с жалобными восклицаниями и, в конце концов, исчез.

Для других призраков важнее было философствовать и рассуждать о Боге, чем идти к нему, как к единственному источнику спасения. «Не мало на свете людей, которым так важно доказать бытие Божие, что они забывают о Боге. Словно Богу только и дела, что быть! Немало людей так усердно насаждало христианство, что они и не вспомнили о словах Христа. Да что там. Так бывает и в мелочах. Ты видел книголюбов, которым некогда читать, и филантропов, которым не до бедных. Это – самая незаметная из всех ловушек». Или в другом месте: «Здесь нет религии. Здесь – Христос. Здесь нет философии. Иди, смотри, и увидишь Того, Кто реальней всех фактов».

Таким образом, в жанре диалога автор показывает, как неосновательны идеи о том, что добро и зло соединимы. В этих разговорах мы видим, как ярко реализуется нравственный выбор, как он неотвратим, как неизбежна эта развилка. Конечно, люди, увлекаясь суетным, могут об этом забыть и не видеть разницы между добром и злом. Но это ослепление не вечно. Рано или поздно Господь поставит их перед неминуемым выбором, посылая им соответствующие ситуации. Клайв Льюис аллегорично переносит этот выбор в загробную жизнь. И нам важно понимать, что эта книга не о каких-то абстрактных, отвернувшихся от Бога грешниках, а, как сказала переводчица Наталья Трауберг: «…в персонажах «Расторжения» мы можем узнавать себя».

Автор ставит в этом произведении и более общие богословские вопросы, который действительно многих волнуют. К примеру, почему светлые духи (то есть святые люди) не спустятся в ад и не спасут бедных призраков? Автор отвечает устами духовного учителя, что ад – настолько иссохшая, замкнутая на себе область мироздания, что он слишком мал, чтобы светлые духи могли в него войти: «Только Высший из всех может так умалиться, чтобы войти в ад. Чем ты выше, тем ниже можешь опуститься: человек способен привязаться к лошади, но лошадь не привяжешь к мыши. Один Христос спустился туда, к ним».

Также автор ставит вопрос всеобщего спасения и покаяния в аду. Он пишет, что пока человек находится в земной жизни, он не может понять соотношение между временем и выбором. Но Клайв Льюис надеется на милосердие Бога. Как пишет Наталья Трауберг, «… Льюис не боится противопоставить Меч Истины — всепрощающему Милосердию».  

Таким образом, Клайв Льюис создал тонкое нравственно-богословское произведение, в котором показал, как важен и неизбежен нравственный выбор. Оно, как и большинство его книг, входит в группу апологетических, так как отвечает на многие вопросы, волнующие как верующих, так и не верующих. Приглашаю и вас познакомиться с этим произведением, так как Клайв Стейплз Льюис – один из немногих писателей, умеющих объяснять сложные вещи простым языком, а нам, людям, желающим разобраться в христианской вере, это важно, как никогда!


Наследник