Богообщение преподобных отцов

Автор: иеромонах Александр (Фаут) Все новинки

Вера и разум

  • Автор обзора: Ирина Родионова

Общественная мысль России: с древнейших времён до середины XX в.: в 4 т.
М.: Политическая энциклопедия, 2020.
Т. 1: Становление общественной мысли допетровской Руси / отв. ред. И.Н. Данилевский. – 527 с.
Т. 2: Общественная мысль России XVIII – первой четверти XIX в. / отв. ред. А.Б. Каменский. – 549 с.
Т. 3: Общественная мысль России второй четверти XIX – начала XX в. / отв. ред. В.В. Шелохаев. – 486 с.
Т. 4: Общественная мысль Русского зарубежья / отв. ред. В.В. Журавлёв. – 567 с.


В 2020 году издательством «Российская политическая энциклопедия» – РОССПЭН опубликовано монументальное научное издание, четырёхтомник «Общественная мысль России: с древнейших времён до середины XX в.», представляющий собой результат многолетних исследований научного коллектива ведущих российских историков, чьими усилиями ранее были подготовлены уникальные энциклопедии, посвящённые богатому интеллектуальному опыту Отечества. Четырехтомник был отмечен дипломом 3-й степени конкурса изданий «Просвещение через книгу» в номинации «Лучшая историческая книга».

Исключительно важно представление христианской составляющей отечественной исторической мысли в некоторых томах фундаментального издания.

В первом томе в Предисловии отмечено, что предлагаемое вниманию читателей четырёхтомное издание является первой в современной историографии попыткой рассмотреть генезис и эволюцию общественной мысли в России «как целостного явления отечественной духовной жизни». Авторы обращают также внимание на отсутствии информации о советской эпохе, что требует подготовки «специального научного труда, направленного на ликвидацию этого пробела» для создания целостного представления о российской общественной мысли.

Свою цель авторы видели в выявлении основных тенденций в развитии общественной мысли, в том, чтобы «вникнуть – насколько это возможно для современного человека и насколько это в наших силах – в суть интеллектуальных процессов того времени», при этом сама общественная мысль охватывает не только теории и идеи, но также представления, обыденное сознание, стереотипы повседневности.

Осуществлённый в первом томе анализ проблемы зарождения и эволюции государственной идеологии выявил, что «идея, положенная в основу древнерусской государственности ещё в годы правления Ярослава Мудрого, имела долгую жизнь и продолжила бурно развиваться на протяжении столетий. При Андрее Боголюбском произошло не просто перенесение центра богоспасаемого мира и его столицы – Нового Иерусалима – из Киева во Владимир-на-Клязьме, но и придание правящей на Северо-Востоке Руси династии сакрального статуса. После перенесения резиденции митрополита Киевского и всея Руси в Москву она приняла на себя высокий статус столицы христианского (православного) мира». Представление о том, что Русская земля – земля богоспасаемая, свидетельствует об общей пронизанности общественного и государственного сознания Руси православным эсхатологическим толкованием мировой истории.

Справедливо указано, что окончательному оформлению русской общественной мысли способствовали четыре события XV столетия, оказавшие огромное влияние на всю дальнейшую историю. В 1439 году во Флоренции было подписано соглашение об объединении католической и православной церквей на условии признания православной церковью католической догматики и главенства папы римского при сохранении православных обрядов и греческого языка. Акт об унии подписал и русский митрополит Исидор. Однако русское духовенство и великий князь Василий II Тёмный отказались принять Флорентийскую унию, а Исидор был низложен. В 1448 году, в ответ на Ферраро-Флорентийскую унию, собор епископов в Москве провозгласил Русскую церковь автокефальной, самоуправляющейся, административно независимой от константинопольского патриарха.

Вторым событием стало в 1453 году прекращение существования Византийской империи вследствие завоевания её османским султаном Мехмедом II. Третье значимое событие – окончательное освобождение в 1480 году Русского государства от татаро-монгольского ига. Наконец, четвёртым событием явилось напряжённое ожидание конца света, который ждали в 1492 году. Но «конец миру» в тот год не настал, и, следовательно, перед свободной Русью открывались пути к необычайному взлету.

С конца XV столетия начинается напряженная духовная работа, направленная на осмысление нового места Русского государства и русского народа в мировой истории. Итогом раздумий русских книжников и мудрецов стали послания так называемого «Филофеева цикла», автором которых называли старца Спасо-Елеазарова Псковского монастыря Филофея (ок. 1465–1542). В этих посланиях обосновывалось учение о России как «Третьем Риме», позднее названное теорией «Москва – Третий Рим». «Третий Рим» – это последнее воплощение мистического странствующего христианского царства. «Понимание Русской земли как земли богоспасаемой вызвало к жизни весьма мощные и устойчивые настроения среди русских людей», – указано в Заключении первого тома исследования.

Первый том издания в наибольшей степени богат отсылками к православной почве общественной мысли на Руси и в Московском государстве.

Издание, посвящённое двадцатилетию Института общественной мысли, опирается на огромный историографический материал, опубликованные и архивные документы, в том числе из Российского государственного архива древних актов, Российского государственного военно-исторического архива, Отдела рукописей Российской национальной библиотеки и других. Однако, несмотря на значимость проведённой работы, редактор второго тома А.Б. Каменский отмечает, что в силу сложности и многоаспектности проблематики за рамками тома, посвящённого периоду XVIII – первой четверти XIX века, оказались сюжеты, связанные с представлениями религиозными, а также об этических и нравственных нормах. Всё это в целом указывает на необходимость дальнейшей кропотливой работы по восполнению названных лакун.

В третьем томе одна из тем связана с поиском русской идентичности, осмыслением её самобытности, рассмотрением различных интеллектуальных моделей преобразования России и мировоззренческого многообразия изучаемого исторического периода. Затронута, в частности, православная составляющая идейных исканий движения славянофилов.

С точки зрения роли религии в миропонимании российского образованного общества тех времен чрезвычайно интересен материал заключительного четвёртого тома исследования, где представлены концепции духовности, разрабатываемые общественной мыслью русского зарубежья, в частности, в главе 7 «Религия и церковь: осмысление их роли в становлении и эволюции российского социума Русским зарубежьем». Здесь видна и основательная работа, и уважительное отношение авторского коллектива к роли Церкви в формировании общественной мысли русской эмиграции; к тому же глава просто богата фактическим материалом.

Несмотря на фундаментальный характер предлагаемого читателю исследования, посвящённого интеллектуальными процессами в России, авторы справедливо отмечают, что выявление определённых лакун в имеющихся знаниях призвано стимулировать новые изыскания в области этой проблематики. С этим нельзя не согласиться. В частности, религиозная составляющая в общественной мысли Российской империи представлена фрагментарно, т.е. далеко не полно. Наиболее слабыми в этом плане выглядят тома 2 и 3. Остается надеяться, что в переизданиях названная ситуация будет откорректирована. 

Издание адресовано всем интересующимся историей идейной жизни России, и его можно рекомендовать широкому кругу читателей.