Троицкие цветки с луга духовного

Автор: Сост. архим. Кронид (Любимов) Все новинки

Воскресение Христово: «праздников праздник»

  • Автор обзора: Никея

В воскресенье утром к гробу Иисуса пришли женщины с благовониями. И тут же они увидели, что валун, закрывавший вход в гробницу, отвален, а внутри сидит ангел Божий в белых одеждах. Женщины пришли в ужас, но ангел сказал им: “Не бойтесь, Вы ищете распятого Иисуса, но его здесь нет. Не надо искать Живого среди мертвых. Он воскрес!”


В чем заключается залог уверенности Господа в неизбежности Собственного Воскресения? Почему Христос должен был обязательно воскреснуть? Церковь и святые отцы предлагают нам свой глубокий богословский ответ в новой книге Петра Малкова “Пасха — Воскресение Христово”

“Торжество торжеств”

Господь Иисус Христос воскрес на третий день после Своего Распятия, после Крестной Смерти. Положенный во гроб и погребенный, Он восстал из мертвых, как обещал и Сам — еще прежде Своего погребения, говоря:

Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть (Лк. 24: 7)


Это Воскресение совершилось Его Собственной Божественной силой. Об этом Господь также свидетельствовал перед иудеями, говоря разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его (Ин. 2: 19), при этом, конечно же, подразумевая храм тела Своего (ср. Ин. 2: 21).

Воскресение Христа из мертвых стало величайшим знамением Его Божественной славы. Ибо, по мысли святителя Кирилла Иерусалимского («14-е

Огласительное слово»), ныне «воскрес Тот мертвый, Который среди мертвых свободен (Пс. 87: 6 по LXX1), и Освободитель мертвых, на Которого [прежде] в поругание, по долготерпению Его, возложен был венец терновый... Воскреснув теперь, [Он] увенчался диадемой победы над смертью».

Как уже говорилось ранее, с момента Боговоплощения во Христе Его Божественная и человеческая природы оказались соединены нераздельно и неразлучно. Человеческое естество в Нем, в Его Ипостаси, уже никогда не могло отделиться от Его Божества, а Божество — от Человечества.

Поэтому даже в состоянии смерти, в котором человеческая душа Господа отделилась от Его тела, и когда Его тело сделалось мертвым, Божественная природа Господа по-прежнему нераздельно и неразлучно пребывала и с Его душой, нисходившей во ад, и с его телом, лежавшим во гробе.

Подобная неразлучность Божественного естества Господа с Его умершим человеческим естеством стала надежным залогом и Его последовавшего на третий день Воскресения из мертвых. Более того: именно это и сделало Воскресение Христа неизбежным.

Ибо Его человеческая природа даже в состоянии смерти была нераздельно и неразлучно соединена в Нем с Его Божеством, именно как с самим абсолютным и совершенным Началом Жизни: ведь Бог и есть Сама Жизнь.

Сын Божий — Который Сам есть путь и истина и жизнь (Ин. 14: 6) — по определению не мог надолго оставаться во власти смерти


Его Собственное — усвоенное Им в Воплощении и умершее на Кресте — человеческое естество неизбежно должно было быть воскрешено этой Божественной Жизнью, что и совершилось на третий день: Христос хотя и мог на время умереть, но не мог не воскреснуть.

Воскрешение по Евангелию

Событие Воскресения Христова изображено у всех четырех евангелистов, но самый момент восстания из гроба Христа не описан никем из них. Ведь образ Воскресения Иисуса, тот способ, которым оно совершилось, — по убеждению церковных толкователей — тайна, не доступная человеческому разумению.

Рассказы евангелистов о явлениях Христа по восстании из мертвых, а также о свидетельствах ангелов, благовествующих о Воскресении близким Ему людям — Богоматери, апостолам, женам-мироносицам, — свидетельствуют лишь о том, что Воскресение Господа подлинно совершилось, но каким образом оно совершилось — нам не открывают.

В событии Воскресения больше загадок, чем разгадок. Восставший из мертвых Иисус — в изображении евангелистов — сильно изменился после Воскресения, но вместе с тем это все тот же дорогой их сердцу Господь. Любящие ученики то не могут Его узнать — глаза их были удержаны, так что они не узнали Его (Лк. 24: 16), то вдруг радостно открывают, Кто предстает перед ними, — открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них (Лк. 24: 31).

Воскресший Иисус проходит затворенными дверями, не подчиняясь более естественным пространственным законам: пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! (Ин. 20: 26)


Но, в то же время, апостол Фома может ощупать Его раны: потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! (Ин. 20: 27–28).

Новозаветная христианская Пасха — важнейший из православных праздников, приобщающий верующих к Смерти и Воскресению Господа.

Подобное приобщение дарует им залог будущей причастности тому нетленному и преображающему человеческое естество бессмертию, той вечной и благодатной жизни в Боге, к которым призваны все люди. Но этот залог — не только устремленность в будущее, надежда на грядущее, он еще и некое «обладание прежде обладания», дар, которым христианин призван пользоваться, хотя бы отчасти, уже сегодня, прежде кончины и задолго до общего воскресения в Судный день.

Благодаря смерти Христа совершается Его победа над адом, куда, по Преданию Церкви, Он сошел после Своего Распятия. Благодаря Воскресению Спасителя в Нем подлинно воскресает весь человеческий род, начинающий совершенно новую жизнь — жизнь во Христе.

Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми (Рим. 14: 9). Христос Сам сделался нашим воскресением


Господь свидетельствует об этом, говоря: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин. 11: 25).

В этом смысле Господь становится для людского рода его новым Родоначальником, Новым Адамом. Некогда древний Адам, прародитель всех живущих в мире падших людей, оказался причиной и основоположником всеобщей смерти. Теперь же Новый Адам, Христос, как Прародитель всего спасаемого человеческого рода, делается Родоначальником и Первенцем вечной жизни, побеждающей Им и в Нем силу смерти.

Первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий...Первый человек — из земли, перстный; второй человек — Господь с неба (1 Кор. 15: 45, 47). Ибо как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут, каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его (1 Кор. 15: 22–23).

Тем самым православное учение о Воскресении Христовом — важнейшая сторона христианской веры, дарующая твердую надежду на подобное этому Воскресению грядущее всеобщее воскресение умерших. Как утверждает апостол Павел, подчеркивая исключительное значение догмата Воскресения Христова в ряду православных вероучительных истин, если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша (1 Кор. 15: 14).

Итак, Церковь недаром убеждена в том, что Пасха — величайший из всех наших праздников, что она, по слову святителя Григория Богослова, — «праздников праздник и торжество торжеств».

Вот как возвышенно прославляет Воскресение Христово в «Слове Третьем на светоносный день» византийский монах Иосиф Вриенний (1359–1438):

«Пасха — переход от мрака к свету;
Пасха — исхождение из ада на землю;
Пасха — восхождение от земли к небесному;
Пасха — переход от смерти к жизни;
Пасха — воскресение падших смертных;
Пасха — воззвание изгнанных из Эдема;
Пасха — освобождение плененных тлением;
Пасха — подлинная жизнь верных;
Пасха — наслаждение всего мира…


Именование Пасхи не пресыщает, потому что многоразлична изъявляемая через него благодать: оно и отдохновение душ, оно — радость умов, оно — облегчение тел, оно — просвещение очей, оно — услаждение уст, оно — удовольствие, оно — теплота, оно — мир, оно — радость».


Никея

Теги: