Духовная сила Русского Севера

Автор: Патриарх Московский и всея Руси Кирилл Все новинки

10 книг для детей о необычных школьных учителях

Наталья Богатырева/Фома

Конец весны и начало лета — время прощаться выпускникам со школой и осмысливать роль, которую сыграли в их жизни учителя. Учитель — человек, перед которым, хотя бы мысленно, хочется, как в хрестоматийных некрасовских стихах, «смиренно преклонить колени»? Или тот, о котором вспоминать не хочется, а если вспоминаешь, то с отвращением и досадой?

Детско-юношеская литература, как зеркало школьной жизни, отразила разные учительские типажи.

1. Константин Паустовский. «Вода из реки Лимпопо» (глава из первой части «Повести о жизни» — «Далекие годы»)

10 книг для детей о необычных школьных учителях

В своей автобиографической книге Паустовский вспоминает учебу в Первой киевской гимназии и учителя географии Черпунова. Его педагогические приемы, особенно основанные на мнемотехнике, свежо и притягательно выглядят и сегодня. Но главное то, что Черпунов сумел пробудить в учениках познавательный азарт. «Всяческие редкости», приносимые им на уроки и сопровождаемые рассказом о тех краях, откуда они были привезены, раздвигали границы монотонного гимназического быта, окрыляли учеников мечтами о путешествиях и открытиях. Уже после его смерти гимназисты узнали, что в бутылках, на которых красовались завораживающие надписи: «Вода из Нила», «Вода из реки Лимпопо», «Вода из Амазонки», «Вода из Мертвого моря», — была обычная водопроводная вода. Но в этом не было обмана. Черпунов верил, что таким образом поощряет развитие воображения учеников. Ведь «воображение создало искусство… раздвинуло границы мира и сознания и сообщило жизни то свойство, что мы называем поэзией». Больше бы таких учителей — и больше из школы станет выходить людей творческих, смелых, одухотворенных.

Подходит для чтения детям 9-12 лет.

2. Владислав Крапивин. «Мальчик со шпагой»

10 книг для детей о необычных школьных учителях
Épée et bouclier

Паустовский был одним из самых любимых писателей Владислава Крапивина. Может быть, поэтому его любимые герои чем-то напоминают героев Паустовского — романтически-приподнятых над обыденностью, воюющих с серостью и равнодушием? В том числе и персонажи-педагоги. Как Олег, руководитель ребячьего фехтовального отряда «Эспада». Или директор школы Анатолий Афанасьевич, который не только интересно преподает математику («Во мужик! Все объясняет, как семечки щелкает!» — говорят о нем старшеклассники), но и справедлив, уважает личное достоинство учеников. Это и классная руководительница 6 «В», где учится главный герой трилогии, Сережа Каховский, Татьяна Михайловна, понимающая, проницательная, сумевшая выстроить с учениками доверительные отношения. Поначалу она кажется слишком мягкой и сердобольной, но умеет проявить и твердость, защищая своих учеников от несправедливости других учителей в конфликтных ситуациях. 

Это учительница начальных классов Надежда Анатольевна, «пожилая, представительная, очень-очень вежливая», которая «в своих пацанят влюбленная. Не надышится на них. И они от нее на шагу». 

Есть, однако же, в этой книге и учителя-абьюзеры. Вот завуч Елизавета Максимовна, которая, распекая учеников, искусно лжет, искажает факты, откровенно унижает ребят. Или классная руководительница второклассников Нелли Ивановна, которая демонстрирует богатый спектр антипедагогичных поступков. То она устраивает выставку дневников под лозунгами «Мы ими гордимся» и «Они нас тянут назад», то есть унижает одних и подпитывает гордыню других. Эта «выставка» оборачивается для одного из ребят, Стасика Грачева, физическими страданиями: за двойки отец его жестоко избивает. В другой раз она наказывает весь класс за разбитое стекло, оставляет ребят после уроков: «Она заявила, что умрет на пороге класса, но не выпустит ни одного, пока не узнает, кто высадил стекло…» В результате на малышей нападают хулиганы, и инцидент едва не оканчивается поножовщиной… 

Когда-то критики обвиняли Крапивина, что он «очерняет образ советского учителя». Но такие горе-учителя, к сожалению, были и есть. Хорошо хоть, что литература объективно отображает наличие и тех, и других.

Подходит для чтения детям  11-14 лет.

3. Юрий Яковлев. «Зимородок»

10 книг для детей о необычных школьных учителях

В этой повести образ учителя — романтически-героический. Отважный партизан, в одиночку взорвавший мост во время Великой Отечественной войны, которого ищут «красные следопыты» (аналог нынешних поисковых отрядов), и их учитель зоологии — один и тот же человек. Неунывающий, отчаянный парень по прозвищу Зимородок, становится мудрым, терпеливым, тонко чувствующим ребячью психологию учителем. В душе он все тот же мальчишка, озорной, дерзкий, не боящийся быть самим собой. Неординарность, непосредственность, прямота, да к тому же необычные, как сказали бы сейчас, инновационные формы работы на уроке— всё это вызывает раздражение у директора школа. Талантливый учитель оказывается под угрозой увольнения.

«— Вы же ведете себя с ними, как равный. Где ваш учительский авторитет? Бороду отрастили, как Миклухо-Маклай.

— Нельзя бороду? — спросил учитель.

— Это вам решать. У нас ни один учитель не носит бороду… И не съезжает на перилах с четвертого этажа… У вас в распоряжении целое лето. Подумайте. Может быть, вам стоит заняться другим делом?»

В этой повести справедливость торжествует благодаря трем друзьям: Марату, Василю и Зое, которые проводят целое расследование и разгадывают тайну Зимородка. И рассказывают об этом всему классу.

«— Сергей Иванович добровольно пошел на расстрел, чтобы спасти людей. И его расстреляли.

В классе послышался приглушенный гул.

— Но он остался жив.

Класс облегченно вздохнул.

— И он умел свистеть иволгой.

И в это мгновение послышался тонкий переливчатый свист. Ребята повернулись и увидели Зимородка. И класс тихо встал.

— Здравствуйте, люди-человеки, — сказал учитель глуховатым голосом и закрыл за собой дверь. — Я немного опоздал и не успел умыться с дороги… Что же вы молчите?

Учитель огляделся и почувствовал ту знакомую неловкость, которая охватила его много лет назад, в партизанской школе. И он снова засвистел иволгой». 

Есть прекрасный фильм «Зимородок» (1972), снятый по этой повести. Много лет я показываю его своим студентам, будущим учителям. И каждый раз в финале смотрю не на экран, а «в зал». Кто-то утирает слезы, но даже у самых сдержанных и несентиментальных светлые и задумчивые лица. И дело тут, помимо напряженного драматичного сюжета, в мастерски созданном образе учителя и в невольном соотнесении начинающих педагогов с ним самих себя: а каким учителем буду я? 

Подходит для чтения детям 11-14 лет.

4. Фазиль Искандер. «Тринадцатый подвиг Геракла»

10 книг для детей о необычных школьных учителях

Хорошо бы, если бы таким, как герой этого рассказа, учитель математики Харлампий Диогенович. Он обладает острым и беспощадным чувством юмора и тонко вышучивает учеников. Но не для того, чтоб унизить, самоутвердиться, а для пользы учебного процесса и в воспитательных целях. И действительно, ученики на его уроках стараются изо всех сил. 

«Главное оружие Харлампия Диогеновича — это делать человека смешным. Ученик, отступающий от школьных правил, — не лентяй, не лоботряс, не хулиган, а просто смешной человек. Вернее, не просто смешной, на это, пожалуй, многие согласились бы, но какой-то обидно смешной… И когда учитель выставляет тебя смешным, сразу же распадается круговая порука учеников, и весь класс над тобой смеется… И если уж ты оказался смешным, хотелось во что бы то ни стало доказать, что ты хоть и смешной, но не такой уж окончательно смехотворный». При этом у математика нет любимчиков и постоянных объектов высмеивания: «Смешным мог оказаться каждый». И вот главный герой-пятиклассник, который не сделал домашнего задания, потому что играл в футбол, закручивает хитроумную, как ему кажется, интригу, надеясь избежать вызова к доске. Но учитель разгадывает его замысел, ставит заслуженную двойку, да еще и, по своему обыкновению, обставляет это с тонкой иронией, поведав поучительную притчу о подвигах Геракла. Воспитательный эффект от этого случая оказался стойким: мальчишка с тех пор всегда усердно выполнял задания по математике, а спустя годы заметил: «Мне хочется благодарно возвысить метод Харлампия Диогеновича. Смехом он, безусловно, закалял наши лукавые детские души и приучал нас относиться к собственной персоне с достаточным чувством юмора. По-моему, это вполне здоровое чувство, и любую попытку ставить его под сомнение я отвергаю решительно и навсегда».

Подходит для чтения детям 12-15 лет.

5. Анатолий Алексин. «Безумная Евдокия»

10 книг для детей о необычных школьных учителях
Ирина Воробьева, “Учительница”

Учителя-чудаки, вызывающие у окружающих недоумение, презрение, даже отвращение, часто оказываются, несмотря на экстравагантную манеру поведения и внешность, тонкими и мудрыми «сердцеведами». Как учительница Евдокия Савельевна из этой повести Алексина. Ее воспитательная политика демократична: она игнорирует самоуверенных, кичащихся своими талантами учеников и всячески поддерживает незаметных и застенчивых. В нынешние времена, когда оголтелая установка на успех превращает жизнь взрослых и детей в бесконечную гонку, изнурительное соревнование, эта повесть звучит тревожно и злободневно. Одна из главных героинь, избалованная Оленька, презирает учительницу за то, что она «поощряет серость», приглашает выступить в классе бывших учеников — представителей рабочих профессий. Ей невдомек, что эти люди, в отличие от нее, пусть талантливой художницы, но эгоцентричной, любящей только себя особы, играючи изломавшей судьбы близких людей, наделены талантом человечности. Именно этот талант выращивала в своих учениках «безумная Евдокия».

Если бы все учителя были такими! Увы, в жизни встречаются и учителя равнодушные, холодные, обозленные на жизнь и отыгрывающиеся на детях, или просто беспечные. Цена их непрофессионализма — детские слезы и травмы, которые аукаются порой всю жизнь…

Подходит для чтения детям 12-15 лет.

6. Владимир Железников. «Чучело»

10 книг для детей о необычных школьных учителях
Кадр из фильма “Чучело”

История Лены Бессольцевой, которая подверглась в классе жестокому буллингу, хорошо известна если не по книге, то по фильму Ролана Быкова «Чучело». И все-таки книгу прочитать надо, чтобы глубже понять, почему так далеко зашли обычные школьники— не уголовники — в травле одноклассницы. И дело тут не только в семейном воспитании, пубертатной агрессии и стадности. 

Вина лежит и на классной руководительнице — Маргарите Ивановне. Не очень-то она интересовалась жизнью своих подопечных, профессиональные обязанности отошли на второй план, ведь она только что вышла замуж и растворилась в семейном счастье. Правда, и до этого она, видимо, не особенно вникала в проблемы учеников и проворонила жестокость, цинизм, подлость, которые культивировались в ее классе. В финале она испытывает запоздалое раскаяние: «Маргарита Ивановна молча слушала ребят. Но чем она больше их слушала, тем ужаснее себя чувствовала — какой же она оказалась глупой, мелкой эгоисткой. Все-все забыла из-за собственного счастья». Трагический урок — и выдуманной Маргарите Ивановне и реальным учителям.

Подходит для чтения детям 12-15 лет.

7. Юрий Яковлев. «Собирающий облака»

10 книг для детей о необычных школьных учителях

Учительница в этом рассказе — равнодушная, самоуверенная и недальновидная. Своими поступками она формирует в учениках комплекс неполноценности. 

«Класс был большой, а у Зои Назаровны не хватало времени толком разобраться во всех своих учениках. Она пригляделась, поразмыслила и в уме поставила перед каждым из них плюс или минус. Малявкину достался минус. Она поставила этот минус в уме, для служебного пользования, но мальчик постоянно чувствовал его, словно минус был выведен в журнале против его фамилии. И его нельзя было ни стереть, ни исправить».

Больше всего достается от нее Малявину, который постоянно отвлекается на уроках. Кстати, Яковлев очень точно описал признаки синдрома дефицита внимания и гиперактивности, правда, в конце 60-х, когда был написан этот рассказ, такого понятия еще не существовало: «Малявкин просто не мог сидеть спокойно на месте. Где-то внутри у него была тайная пружинка, которая беспрестанно поворачивала его голову, заставляла ерзать, приводила в движение руки. У этой пружинки никогда не кончался завод. Иногда мальчик спохватывался и старался изо всех сил удержать ее. Но стоило только забыться, как пружинка незаметно выскальзывала и снова приводила в движение голову, руки, язык». Сейчас много специальной литературы в помощь родителям гиперактивных детей и педагогам, работающим с ними. Но в те годы никакого индивидуального подхода к детям с особенностями развития не было (как, впрочем, и ко всем остальным: педагогика сотрудничества еще только зарождалась, а учителя-новаторы воспринимались официальной педагогикой как «ниспровергатели основ»). 

Зоя Назаровна, от самого имени которой зудит, как от занудного комариного жужжания, изводит Малявкина замечаниями, «проработками» или отмахивается от его проблем. Но и она не конченый человек. В самый тяжелый для Малявкина момент именно она вдруг почувствует, что творится в его душе, и первой сделает шаг навстречу, назвав его по имени, которое никто никогда не вспоминал, — Коля. Так что для этой учительницы есть шанс исправить дела собственных рук и вернуть подростку веру в себя и в людей. Если бы так было и в жизни!

Подходит для чтения детям 10-13 лет.

8. Дарья Доцук. «Поход к двум водопадам»

10 книг для детей о необычных школьных учителях

В этой повести учительница литературы чутко прислушивается к каждому ученику, стараясь даже в отпетом хулигане разглядеть «искру Божью» и помочь понять себя, реализовать свой потенциал. Недаром восьмиклассница Вера, которой неуютно в своем классе, где царит культ агрессивного невежества, скабрезности, где унижают робких и безответных, тянется к Ирине Борисовне. Даже на уроках в 11 классе с ее разрешения сидит, чтобы побольше впитать от удивительного этого педагога. 

«На первом занятии новая литераторша показалась несерьезной и чересчур веселой, полной противоположностью Людмилы Игоревны, нашей прежней учительницы… С Людмилой Игоревной мы привыкли работать с учебником, а не «придумывать за автора». Ирина Борисовна всегда просила «своими словами» и уточняла: «Что тебе понравилось, интересно было читать или скучно?»… Ирина Борисовна давала нам такие темы сочинений, что у Людмилы Игоревны случился бы нервный срыв… «Напиши себе письмо от лица любого литературного персонажа»… Иногда такие сочинения вырастали до рассказов, и мы с Ириной Борисовной обсуждали и редактировали их на большой перемене… Ирина Борисовна говорила, что надо каждый день тренировать воображение. «Однажды воображение будет все делать за тебя, останется только за ним записывать»» (как напоминает это слова К.Паустовского об учителе Черпунове!)

Вот два подхода к обучению: схоластический, бездушный, начетнический и — творческий, обращенный к личности ученика, его душевному миру. Кстати, образ талантливого педагога Ирины Борисовны «списан» автором с натуры.

Подходит для чтения детям 12-15 лет.

9. Ольга Колпакова. «В бесконечность и дальше»

10 книг для детей о необычных школьных учителях

Здесь учительница начальных классов вместе с учениками творит целую вселенную, в восприятии ребят она почти волшебница. Повествование идет от имени дочки этой учительницы, Милены Зоревны: «Моя мама — не просто учительница. Вернее, она совсем не учительница. Она, понимаете ли, волшебница». И уроки у нее — волшебные, увлекательные. На них первоклассники не только учат буквы и цифры, но и знакомятся с происхождением их названий, с историей разных народов. О чем только не говорят ребята с учительницей на уроке! 

«Милена подошла к берегу Реки и начертила на песке новую букву. Оказалось, что одну З зовут «Дзело» или «Зело», она писалась вот так: S. «Зело» сразу обозначает много всего: и «очень», и «крепкий», и «сильный», и «великий», и «обильный», и «усердный». Это она обозначала шестёрку, если над ней ставили титло. А другая З называлась «Земля» и писалась вот так: Z. Это была семёрка. Вообще-то «Зело» и «Земля» друг на друга похожи. Наверное, их так путали, что совсем запутали, и получилось что-то среднее: «З» – совсем как цифра три пишется. А семёрка немножко похожа на Z, только нижняя чёрточка у неё на поясе, чтобы семь уголков получилось. Без зело мы дальше азбуку не расшифруем. Потому что получиться должно:

Ж – живите, трудитесь,

З – зело – усердно,

З – земля, земляне.

Азбука говорит, что мы должны на Земле не просто расти, есть и спать, а стараться жить, трудиться».

Конечно, уроки с такой учительницей будят воображение, творческую энергию, познавательную активность.

Подходит для чтения детям 7-9 лет.

10. Влада Харебова «Страница один»

10 книг для детей о необычных школьных учителях

В этом романе, описывающем события 80-90-х годов прошлого века, школа показана на переломе двух эпох — советской и перестроечной. И учителя воплощают все лучшее из советского времени (отличное знание своего предмета, требовательность, разумная строгость) и веяния нового времени: демократичность, внедрение новых форм работы на уроке. Так, любимец школьников, историк Алан Аланович по прозвищу Эхнатон, то проводит блиц-викторину, то ролевую игру — прямо на уроке.

«Тридцать первого мая Эхнатон провел последний урок: каждый ученик представлял себя каким-нибудь историческим деятелем. Выбирать можно было самостоятельно. Все открыли учебники и стали разбирать тех, кто посимпатичнее — в том числе сразу были захвачены римские и греческие боги и герои.

— А если у нас получится два Навуходоносора? — спросил Георгадзе.

— Ничего страшного. Будет Навуходоносор, страдающий раздвоением личности. 

Учитель сразу пожалел, что разрешил раздвоение: тут же пять девочек решили быть Нефертити…» 

Подходит для чтения детям 12-15 лет.

* * *

Не каждому в жизни выпадает счастье встретить такого учителя, но каждый учитель может и должен стремиться к тому, что стать таким. Вот почему эти книги так важны для будущих педагогов.

Произведения, в которых есть живые, яркие образы учителей, пусть даже не всегда со знаком плюс, заставляют задуматься и педагогов, и родителей, каким быть, чтобы детям с тобой было надежно и радостно. 


Фома