Старец Паисий Величковский

Для чего нам надо читать учение святых отцов? Для того, чтобы поучаясь у них, могли познать свои страсти и немощи, и с кем имеем борьбу, как употребить орудие, и как вести брань с врагами нашими

5 романов Лукьяненко не про Дозоры

Виталий Каплан/Фома

Lukjanenko-g.jpg

11 апреля этого года исполняется 50 лет самому, пожалуй, популярному современному российскому фантасту Сергею Лукьяненко (с чем журнал “Фома” его искренне поздравляет). Массовую известность он получил благодаря своему циклу романов «Дозоры» и экранизации двух из них, а вот другие его произведения в основном известны лишь любителям фантастики.

Между тем у Лукьяненко есть ничуть не худшие и в литературном, и в смысловом отношении книги, отражающие его духовный поиск. Поиск, приведший Сергея в 2002 году к крещению в Русской Православной Церкви. Мы отобрали пять книг, где помимо увлекательного сюжета, есть и глубокие мировоззренческие вопросы. Именно вопросы, а не ответы, но христианина это не должно смущать — ведь ответы, как мы знаем, следует искать вне художественной литературы. Впрочем, без такой литературы, будоражащей ум и сердце, у нас, быть может, и не возникло бы желание искать.
Дилогия «Искатели неба» (романы «Холодные берега» и «Близится утро»). Написана в 1998–2000 годах.

По жанру это альтернативная история, где развилка случилась 2000 лет назад. В этом мире не было Боговоплощения, а вместо Христа появился некий «пасынок Божий», достигший вершин земной власти. В итоге перед нами общество, по уровню своего развития соответствующее примерно середине XVIII века с господствующей религией, внешние формы которой очень похожи на европейский католицизм, но напрочь лишенной живого присутствия Божия. Такая религия удовлетворяет тягу людей к упорядоченности жизни, задает этические нормы — но совершенно не ведет человека к спасению, к настоящему Богу. Главный герой дилогии, вор Ильмар, в итоге осознаёт безблагодатность «столбианства» и стремится душой к чему-то другому, к какому-то настоящему небу, на которое дан лишь едва заметный намек. По сути, перед нами литературный эксперимент — можно ли оставить от религии лишь внешнюю оболочку, выхолостив ее мистическую составляющую? Что получится?

В процессе написания этой дилогии Сергей Лукьяненко много размышлял о христианстве, много читал религиозной литературы — и, как он сам признаёт, эти размышления подтолкнули его в итоге к принятию православного крещения.

«Спектр». Написан в 2002 году.

По жанру это «космоопера». Дело происходит в недалеком будущем, на Землю прилетели «ключники» — своеобразная суперцивилизация. Ключники не агрессивны, от землян им нужны лишь яркие жизненные истории — и если история им нравится, то они открывают рассказчику портал в другие миры. Главный герой, детектив Мартин Дугин, ведя порученное ему расследование, путешествует по разным мирам. В итоге он обретает всемогущество, чуть ли не равное божественному, и совершенно добровольно отказывается от него, предпочитает остаться обычным человеком.

Острый, динамичный сюжет не мешает здесь серьезным размышлениям на этические, философские и даже напрямую духовные темы. Достаточно сказать, что некоторые истории, которые рассказывает Мартин ключникам в качестве платы за проход — немножко переделанные сюжеты из православных патериков.

«Лабиринт отражений». Написан в 1997 году.

По жанру это «киберпанк». Фантастическое допущение построено на том, что создана компьютерная программа, так воздействующая на человеческое сознание, что все происходящее в виртуальном мире субъективно воспринимается как материальная реальность. Причем эта виртуальная реальность становится совместным творчеством множества людей, растет, развивается…

Интересно, что Лукьяненко написал этот роман еще не имея опыта работы в интернете, да и российский интернет в середине 90-х находился в самом зачаточном состоянии. Тем не менее, ему удалось не только предугадать многие технические моменты, реализовавшиеся в последующие годы, но и поставить глубокие этические и даже мировоззренческие вопросы. Как различить реальность и вымысел? Как не забыть о своих близких, о своем долге перед людьми и своей совестью (а для верующего человека — и перед Богом!), погрузившись в наполненную такими яркими соблазнами Глубину? «Глубина-глубина, я не твой» (слова из романа) можно ведь употребить по отношению не только к виртуальным мирам, но и к той житейской суете, которая отвлекает нас от по-настоящему важных вещей.

«Звёзды — холодные игрушки». Дилогия, состоящая из романов «Звёзды — холодные игрушки» (1997) и «Звёздная тень» (1998).

По жанру это космоопера, но в жанровых декорациях ставится проблема свободы — не только свободы индивидуальной, но и коллективной, общественной. Главный герой дилогии, молодой звездолетчик Петр Хрумов, сталкивается с двумя крайностями, олицетворяемыми двумя цивилизациями. Мир Геометров — это осуществленная коммунистическая утопия, где на первый взгляд люди свободны, но фактически они стопроцентные рабы системы. Идеальные рабы, так воспитанные, что и не подозревают о своем рабстве. И миры «Тени» — самые разные, на любой вкус, и вдобавок там есть технология, способная перенести каждого в мир его мечты. Казалось бы — стопроцентная свобода (понимаемая как свобода выбора). Но и такая свобода, как в итоге понимает Хрумов, оказывается тупиком — причем и для цивилизации, и для личности.

В этой дилогии не ставится напрямую религиозная тематика (на тот момент она еще неактуальна для автора), но уже видно, что Лукьяненко пытается в художественном пространстве своей прозы разобраться в тех мировоззренческих вопросах, которые у думающего человека неизбежно возникают на пути к вере.

«Осенние визиты». Роман написан в 1996 году.

По жанру это мистический триллер. Достаточно ранний роман Лукьяненко, интересный и своей идейной стороной, и очень жестким, трезвым и печальным изображением российских реалий середины 90-х годов — с бандитами, беспризорниками, нищими учеными, киллерами и т.д.

Фантастическое допущение — что есть некая сверхъестественная сущность, определяющая линию развития человечества. Какой вектор — Сила, Власть, Знание, Творчество, Развитие или Доброта — должен стать преобладающим? Для ответа на этот вопрос остающаяся за кадром сверхъестественная сущность проводит эксперименты, сталкивая между собой неких Визитеров, олицетворяющих каждый из этих векторов.

Сюжет романа динамичен и мрачен. Однако в сюжет органично вплетены мировоззренческие размышления автора. Тут и своего рода полемика с Достоевским по поводу «слезы невинного ребенка», и попытка выстроить этику, которая основывается не на четких принципах, а на сиюминутных движениях сердца, и борьба веры и сомнения. «Осенние визиты» написаны агностиком, но агностиком не равнодушным, а активно ищущим Истину. На тот момент — еще не нашедшим.
Фома