Лука, врач возлюбленный

Автор: Лисичкин Владимир Все новинки

Два чуда святителя

Два чуда святителя
Фото: Свт. Николай Мирликийский. Фрагмент росписи алтаря Успенского храма Троице-Сергиевой лавры

Осенью 2023 года один почтенный архимандрит Троице-Сергиевой лавры, готовясь к смерти и разбирая свои старые рукописи, обнаружил записи чудес святителя Николая и благословил их опубликовать. В настоящее время издано достаточно много рассказов с описанием чудес святого; может быть, и эти сведения уже были включены в какой-нибудь сборник. Но, исполняя благословение архимандрита Сергиевой обители, публикуем их в день празднования святителя Николая для назидания верующим


Ключи

Из воспоминаний матушки Марии Красноцветовой (1879–1971)

В одну ночь так было невыносимо [это было в тюрьме], что мысль о самоубийстве стала мелькать в голове моей, совсем обезумевшей. Рядом со мной лежала монахиня Мавстригия. Бужу ее и умоляю: «Марфуня, поговори со мной, я совсем теряю силы, всё во мне мертвеет, голову готова себе разбить о стену!»

Марфуня встала. Она была простой чернорабочей монахиней, кроткой, как дитя; и вот она говорит:

– Да ведь, матушка, вы образованная, а я ведь ничего не знаю, что я могу говорить…

– Марфуня, ну, хоть что-нибудь, уведи только мои мысли от меня. Ну, расскажи, как ты в монастыре жила, как поступала туда…

– Да как я поступала? Привезли из деревни девочкой восьми лет, так и осталась там навсегда. А вы, матушка, не скорбите, а молитесь святителю Николаю Чудотворцу, он, батюшка, поможет вам. Вот послушайте, что со мной было.

И начала свой дивный рассказ, так тогда меня укрепивший, прямо спасший от отчаяния.

– Вот, матушка, когда нас выгнали из монастыря – иди куда хочешь, – я тогда жила со своей слепой сестрой. Ее тоже из деревни привезли ко мне, как я выросла и стала работать на огороде. Вот идем мы с сестрой в Тобольск, сами не знаем куда. Ничего-то у нас нет, только узелок с хлебом да рубахами. Пришли в город. Куда идти? Пришли в церковь. Служба была. И стояла там большая икона святого Николая Чудотворца. Я и пала перед ним: «Батюшка, спаси! Куда нам деваться-то?» Молюсь, плачу. Служба кончилась. Народ уходит, а я всё стою, всё молюсь. Идет батюшка, посмотрел на меня и говорит: «Ты монашка, верно?» – «Так, батюшка». – «Не хочешь ли у нас остаться работать, убирать в церкви?» А я и проговорить не могу от радости: «Могу, батюшка…» – «Ну, вот и оставайся; под колокольней и комната тебе». – «Батюшка, со мной сестра моя слепая». – «Ну, вот и будете вместе жить». Тут и староста подошел, показывает, как запирать церковь. Замок был секретный: отпирался ключом, а запирался без ключа. Я стою как во сне: неужто правда устроил меня святитель Божий? И стали мы жить с сестрой под колокольней. Слава Тебе, Господи! Сыты и под крышей. Я стала, как уберусь в церкви, каждый день класть перед иконой святителя по три поклона. Живем так и радуемся.

Вот раз батюшка со старостой пришли не для службы, а взять из церкви списки верующих – требовали их. Батюшка такой расстроенный, говорит: «Мавстригия, давай ключи скорей от церкви!» Я схватилась за пояс, где они у меня всегда висели, – нету. Побежала в комнату: на стену не повесила ли? Нету. Господи-батюшка, куда же я их дела? Испугалась до смерти, говорю: «Не знаю, батюшка, что-то не найду ключей». Батюшка и староста рассердились: «Что же ты за дура такая! Такое важное дело, не могла убрать как следует. Ищи ступай, обронила где-нибудь!» Бегу кругом церкви, ищу в траве и заглянула в окно, где видна икона святителя Николая: помолюсь ему, поможет! Глянула, а ключи мои лежат на коврике у иконы. Я как делала три поклона, они и выпали у меня, а я и не слыхала. Заперла церковь-то без ключа и пошла спокойно чай пить. А оно вон что случилось! Бегу на паперть, а они сердитые такие – жалко замка, не достать теперь такого. А я кричу: «Батюшка, нашла ведь я ключи-то!» – «Где, где?» – «Да вот они, посмотрите». И привела их к окну. Они увидели, что ключи лежат, а как достать их? Староста ворчит: «Не надо нам таких работниц! Как теперь достать, всё равно ломать». И пошли оба доставать какие-то инструменты, чтобы ломать замок. А я в горе великом опять пошла к окну молиться. Да уж и не знаю, что говорю, как дурная стала: уж очень боюсь, что выгонят меня опять на улицу. Молюсь: «Святитель Христов, пожалей меня, сестру мою слепую – ведь выгонят нас опять! Подай мне ключи, ведь не трудно тебе!» Плачу: «Нет, не слушает меня Николай Чудотворец!» И пошла за сестрой, чтобы вместе молиться. Прихожу на паперть. Комната наша была в паперти под колокольней. Взглянула на дверь церковную – а ключи-то в замке торчат! Я уж тут заголосила и не помню, что кричала, – всё благодарила святителя. В это время опять входят батюшка и староста. «Ты чего кричишь?» – «Да смотрите, Николай-то Чудотворец подал мне ключи!» И батюшка, и староста даже побледнели оба, молча отперли церковь, и батюшка надел епитрахиль и стал перед образом святителя Николая служить молебен. Так я и работала там, пока батюшку не схватили и церковь не закрыли.

Вот каким рассказом утешила меня простая, почти неграмотная монахиня Мавстригия. Тут же она и прочла мне наизусть акафист Николаю Чудотворцу, который дала обет читать до смерти. На другой день я была утешена святителем Николаем – получила письмо от дочери: «Мамочка, я приехала, не беспокойся, дети со мной».

Спасение от насильников

В деревне, в двух километрах от Пензы, жила одна благочестивая девушка, особенно преданная святителю Николаю. Она почти ежедневно прочитывала ему акафист. Некоторые близкие даже упрекали ее, говоря, что она забывает Бога и прибегает только к Николаю Угоднику. Девушка же возражала, что считает себя недостойной обращаться непосредственно к Богу, а потому и просит через святителя.

Эта девушка работала судомойкой в одной из больниц Пензы и каждый вечер ходила ночевать домой в деревню. Идти надо было лесом, и девушка всегда старалась ходить вместе с подругой-односельчанкой. Но в апреле 1968 года однажды пришлось ей идти одной. На выезде из города к той деревне был очень узкий проход между домами. Идя этим проходом, девушка увидела впереди фары грузовика и прижалась спиной к одному из домов, чтобы пропустить машину. Когда же машина поравнялась с ней, вдруг чьи-то руки схватили ее за плечи и втянули в кабину. На голову ей сразу накинули мешок. Машина куда-то поехала. Изо всей силы девушка взмолилась к святителю Николаю о помощи. Через некоторое время один мужчина сказал другому:

– Сними с нее мешок-то. На что она нам такая нужна!

Мешок стащили, но рот заткнули кляпом. Девушка увидела, что машина направляется к лесу, но не в ту сторону, где была ее деревня. Еще сильнее она стала умолять святителя. Молилась так, как еще никогда в жизни. Внезапно машина так резко остановилась, что она сползла с сиденья. Дверка кабины открылась; перед девушкой стоял сам святитель Николай. Он протянул ей руку, вывел ее из кабины, успокоил, дал напиться воды, а затем показал ей дорогу домой и велел идти не оглядываясь. Затем святитель стал невидим. Девушка побежала по указанной дорожке, а позади слышала отчаянные крики: «Горим, горим!»

Наутро, придя на работу, она рассказала ночное происшествие своей заведующей, которая тоже была верующей. Та сказала, что в город привезли каких-то двух обожженных и парализованных мужчин, в которых, как говорили, ударила молния, и советовала девушке пойти опознать их, что та и исполнила.

Затем девушка пошла к епархиальному архиерею (епископу Феодосию (Погорскому), 1909–1975) и рассказала о бывшем с ней чуде. Владыка велел ей рассказать об этом всем, кому только можно, ради прославления святителя и утверждения веры.

Видимо, девушка была смиренной, поэтому святитель Николай явился ей именно так. Ведь избавление могло быть и более прикровенным.

Мария Красноцветова (подготовил иеромонах Памфил (Осокин))/Православие.ru