Призвание. Сборник стихов

Автор: Епископ Геннадий (Гоголев) Все новинки

Этот бесценный человек

Джиллиан Кроу
Этот бесценный человек
Книге Джиллиан Кроу «Этот бесценный человек» присуждено второе место в номинации «Лучшая публицистическая книга» конкурса изданий «Просвещение через книгу» 2022 года

***

«Бог для меня — это факт», — часто повторял он и считал воскресение не вопросом веры, когда можно верить или нет, но состоявшимся фактом своей жизни, уверенностью, которую он сам испытал.

Его встреча со Христом означала очень многое. Теперь у Андрея появилась серьезная причина жить дальше и осуществлять цель своей жизни — делиться своим открытием с другими людьми. Конечно, все его существо переполняла радость, но он вполне отдавал себе отчет в той великой ответственности, которой Христос благословил его.

«Я сразу понял, — рассказывал владыка в своих беседах много лет спустя, — что я должен провести всю свою жизнь, стараясь донести до людей правду о Боге, которую я открыл своим личным опытом. И еще я понял то, что у меня не может быть никакой личной жизни». Эти глубокие убеждения и постулаты сформировали его будущее.

Возвращаясь к периоду жизни, когда произошла встреча с живым Христом, хочется отметить, что у Андрея словно открылись глаза на чтение и понимание Евангелия. Теперь он был уверен, что можно доверять каждому слову Книги. То, что он открыл для себя в Евангелии, полностью разрушило все его прежние представления. Бог вовсе не был таким, каким увидел его Андрей, слушая отца Сергия во время поста, то есть некой силой, которая понуждает людей к рабскому послушанию и существованию. Напротив, Он был Богом, Который безмерно уважал и заботился о человечестве. Например, в притче о блудном сыне отец не позволил сыну произнести слова — «Я больше не достоин называться твоим сыном» — потому, что любил сына и никогда бы не отказался от него. Андрей как раз репетировал в театральном кружке роль блудного сына. В конечном счете христианство не было религией рабства, но являлось религией, построенной на любви и принятом усыновлении, и этот сыновний статус — то, что никто и никогда не сможет отнять у нас.

Еще одна вещь, которая поразила Андрея при первом чтении Евангелия, заключалась в том, что любовь Бога была настолько безгранична, что Он отдал Сына Своего единородного для искупления грехов человека. Ужасным следствием этих грехов, от которого человечество погибало, была потеря Бога. Сам Христос возопил с Креста: Боже Мой, Боже Мой, почему Ты оставил Меня? (ср.: Мф. 27:46; Мк. 15:34) — Он тоже почувствовал в тот момент ужасающее отдаление от Божественного присутствия, которое вошло в жизнь всего падшего человечества. Христос претерпел все страдания и мучения для того, чтобы спасти человека из ада.

Это глубоко тронуло Андрея, потому что, оглядываясь назад, он без колебаний описывал свои детские и школьные переживания как настоящий ад, из которого у него не было возможности выбраться.

«Когда мы читаем в Апостольском символе веры слова о том, что Он сошел во ад, — проповедовал владыка Антоний, — мы часто пропускаем глубинный смысл сказанного, думая, что это всего лишь одна из обычных фраз. Но по опыту я лично знаю, что это правда. Он спустился в мой ад».

***

Митрополит Антоний всегда осознавал главные источники несчастья, которые могут омрачать чью-то жизнь: «Страдания важны, но в них есть разные степени. Страдания, которые убивают жизнь внутри вас, разрушительны и злы, и не должны допускаться окружающими вас людьми». Это было понимание, которое он вынес как из собственного опыта, так и из опыта других людей.

Существуют трудности, которые приучают человека бороться и справляться с ними. В этом случае владыка находил пользу для человека, оказавшегося один на один с трудными и горькими обстоятельствами своей жизни:

«Бедность, столкновение с трудностями, победа над ними — это то, что может быть позитивным. Вы знаете, что в Библии есть отрывок, в котором говорится: утучнел Израиль и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога (Втор. 32:15). Ну, это то, что происходит с каждым из нас: когда жизнь становится комфортной, когда мы чувствуем себя защищенными от любой проблемы, когда мы имеем все в достатке, мы просто перестаем видеть другие вещи, ослепляемся ко всему. Мое детство было тяжелым: я конкретно знаю, что значит быть голодным, быть бездомным, быть избитым, — и я благодарю Бога за все трудности, которые у меня когда-либо были. Я действительно чувствую глубокую благодарность, потому что они научили меня многому в жизни, в том числе необходимости противостоять обстоятельствам и побеждать. И если нас бьют, мы учимся быть похожими на паука в истории Роберта Брюса: начните снова, начните снова, начните снова, пока вы не победите, потому что в каждой проигранной битве вы узнаете что-то о победе».

Эти слова владыки Антония относились не только к отдельным лицам. Он видел похожий процесс в жизни и деятельности Русской Церкви: «Церковь сильно пострадала, гораздо больше, чем мы можем себе представить. Но я помню человека, который имел право высказать свое мнение: Патриарх Алексий I; он был епископом до Первой мировой войны, остался в России и прошел через все события революции и через всю блокаду Ленинграда во Второй мировой войне. За все беды, случившиеся с Церковью, Патриарх нес ответственность. Когда я спросил его однажды, что он думает о свободе Церкви, Патриарх ответил мне: “Никто не может отобрать свободу у Церкви, потому что наша свобода — быть Телом Христовым, распятым для спасения наших преследователей”».

Это было великое понимание и преодоление страданий и невзгод жизни, победа духа в широком масштабе. Но митрополит Сурожский никогда не упускал из виду повседневные проблемы жизни и пытался находить менее героические пути решения этих проблем. На частных встречах с людьми владыка иногда давал чисто практические советы по поводу конкретной ситуации. Например, он говорил: «Поступив так, вы получите “злое” удовлетворение. Но акцент ставится не на слове “злое”, а на слове “удовлетворение”!» Подобные «злые» советы владыки бывали очень значимы для людей, которые могли прийти в отчаяние, но находили в себе силы нести свои проблемы и справляться с ними. Читая святых отцов, да и из своей собственной жизни, владыка Антоний хорошо усвоил ту истину, что отчаяние — совершенно негативная и безбожная эмоция, которую нужно искоренять любыми доступными средствами.

Материал и фотографии предоставлены издательством Сретенского монастыря