Святитель Игнатий Брянчанинов

Читая книги святых, мы проникаемся их мыслями, их желаниями, их молитвами. От этого душа наша получает великое утешение, и радуется чистой радостью, радостью небесной.

«Никто не обещал, что будет легко»

«Никто не обещал, что будет легко»
Фото: Алиса Власова

Правда ли, что в советское время люди читали больше, чем сейчас и как правильно популяризировать книги? Об этом наш разговор с директором ассоциации «Православная книга» и издательства «Лепта книга» Алексеем Головиным.


Сейчас такой новый тренд создан в современном обществе — «не читать». Сейчас совсем не читают. 

 — А когда читали? Я всегда хочу спросить тех, кто так говорит, когда читали?

Говорят, в советское время все читали.

— Я думаю, что это две разные вещи — читали и покупали книжки. Скажем так, тиражность выпускаемой продукции не всегда связана с чтением. Покупали разные собрания сочинений: модно было иметь в мебельной стенке библиотеку. 

Я считаю, что проблема чтения или популяризации чтения несколько надуманная. Потому что люди также, например, не смотрят фильмы или не слушают музыку, как и не читают, когда им это не интересно. Проблема в том, что люди читают то, что им интересно, что их волнует, что модно, в конце концов. Другими словами, интенсивность чтения зависит от того контента, который предлагается читателю.

 — Мы на нашем портале как раз и пытаемся сказать, что ЕСТЬ православный книжный контент. 

— Вы выполняете роль связующего звена. Книга — это ведь коммуникация, книга — это передача автором читателям идей, смыслов. Так же и кино, например, и театр. Вот, кстати говоря, вполне нормальная история, когда человек выходит из кино или театра с желанием прочитать то произведение, которое легло в основу только что просмотренного фильма или спектакля.

Ты можешь кино посмотреть, а можешь книжку почитать: это просто разные способы передачи информации, даже не информации, а идей, смыслов, размышлений автора, литератора. Ведь когда мы говорим про книги, мы говорим об идеях. Когда мы берем книгу или идем в театр или в кино, мы обычно не ожидаем там узнать свежие новости с Ближнего Востока, к примеру. Для этого есть средства массовой информации, которые оперативно нас информируют о происходящих событиях в мире. Но они не создают и никогда не создавали общественно-значимые идеи, смыслы. В социуме, в обществе этой работой занимаются писатели, драматурги, т.е. литераторы. 

Проблема с чтением, в широком смысле, вот в чем: популяризировать чтение невозможно в отрыве от контента, от конкретного содержания. И соответственно, популяризация чтения как таковая все равно может идти только через продвижение конкретных текстов, произведений, авторов, общественных идей, смыслов. Ведь, например, книга, которая встречается в книжных магазинах, под названием "Камасутра" — это что, получается тоже чтение?..

2a.png

Интересно, я об этом не задумывалась. Мы стараемся популяризировать чтение, не такое, конечно. Но вы говорите, что любой разговор о чтении должен быть привязан именно к содержанию?

— Да. Ну, сами подумайте, давайте популяризируем вообще смотрение фильмов или слушание музыки. Это бессмыслица! Ведь вы, когда рассказываете подруге о прочитанной книге, вы хотите поделиться с ней своими размышлениями, чувствами, переживаниями, которые возникли в результате знакомства с тем или иным литературным текстом. Вы же не говорите ей, как приятен сам по себе процесс чтения текста в форме книги, или в форме электронных файлов на планшете. Вы рассказываете об определенном литературном произведении. 

Поэтому популяризировать сам процесс чтения нет никакого смысла. Когда ты говоришь знакомому, что надо прочитать ту или иную книгу или посмотреть фильм, — ты мотивируешь собеседника тем, с ЧЕМ именно, с КАКИМ текстом, с какими идеями, с кем из авторов ты предлагаешь ознакомиться. 

 — Хорошо, мы популяризируем православную литературу. Если Вы настаиваете на конкретике, то давайте поговорим о Юлии Вознесенской, чьи книги вы издаете. 

 — Я вам расскажу, как появились книги Юлии Николаевны. Это был 2000 год, незадолго до этого момента было организовано издательство «Лепта». И вот мне позвонила из Мюнхена мама моего школьного приятеля, которую я знаю с детства. Она говорит: «К нам одна женщина из Парижа приехала, из монастыря, она написала некую повесть, помоги ее издать». Мне не хотелось обижать мою знакомую, и я обещал помочь, по-моему, даже не читая текст. Это были «Мои посмертные приключения». 

До этого в православном сегменте книжного рынка из современной художественной литературы не было ничего подобного. Публиковались только некоторые повести ныне священника Николая Блохина и произведения Олеси Николаевой. И мы сделали очень маленький по тем временам тираж, 4 тысячи экземпляров. А через две недели пришел один торговец и говорит: «Я тут у вас книжечку брал синенькую... Так вот я готов забрать весь тираж». Книга имела невероятный успех и до сих пор ежегодно переиздается.

Затем Вознесенской были написаны «Путь Кассандры», «Паломничество Ланселота», трилогия для детей «Юлианна», множество повестей и рассказов. Надо сказать и отдать должное, что в написании почти всех произведений православной тематики Юлии Николаевне помогала ее редактор, а одновременно, главный редактор издательства «Лепта Книга» Ольга Голосова.

По этим произведениям Вознесенской уже на сегодняшний день снят очень красивый полнометражный фильм («Вдвоем на льдине»), в Кемеровском драматическом театре поставлен спектакль по повести «Мои посмертные приключения», готовятся съемки полнометражно кинокартины. В настоящее время еще по одному из рассказов готовится короткометражный фильм.

3a.png

Юлия Вознесенская в 2010 году стала номинантом Патриаршей Литературной премии. Для отечественного книжного рынка Вознесенская за прошедшие 16 лет стала брендом качественной православной художественной литературы. Фактически, можно говорить о том, что произведения православного писателя оказывают заметное влияние на современную российскую культуру.

За тот же период времени ее книги православной тематики опубликованы и в Сербии, и в Польше, и в Венгрии, и еще в ряде стран.

Из отзывов читателей, как письменных, так и устных мы знаем, что книги Юлии Николаевны привели многих людей к вере, к Богу. Через них много людей пришли в Церковь, много людей передумали совершать самоубийство. Я считаю, что это и надо считать успехом земной жизни писателя и человека! Вечная память р.Б. Юлии!

Безусловно, книга рассказов «Несвятые святые» — это огромный успех ныне епископа Тихона Шевкунова и возглавляемого им издательства Сретенского монастыря и по своему влиянию на современную отечественную культуру и для популяризации православной литературы, и для продвижения Православия. После ее выхода совершенно изменились представления о потенциале, который имеет религиозная книга.

И сейчас если вы зайдете в любой книжный магазин в Москве и спросите у среднестатистического человека, какие книги он знает из православной литературы, наверняка, он вспомнит «Несвятые святые», в лучшем случае — еще Вознесенскую.

Что же издателям делать тогда?

— Издательская деятельность – это всегда поиск, всегда творчество. Никто не обещал, что будет легко. Надо искать проекты, авторов, которым, кстати, тоже не просто. Важно, чтобы книги были интересными!

Книга, уверен, продолжит свое существование и в бумажном, и в электронном, и в аудио форматах.

Беседовала Юлия Мялькина

Фото: Алиса Власова